11 Ocak 2013 Cuma

Новейшее осмысление истории культурно-просветительского движения в Крыму довоенного периода


Мустафаева Эдибе Исаевна

Факты векового насильственного торможения властью царской Рос­сии естественного культурного процесса, а в связи с этим масштабных эмигра­ций коренного населения; гонения национальной элиты в период октябрьской и февральской революций, гражданской войны; депортация и умышленное уничтожение адептами коммунистической власти этнокуль­турных ценностей сыграли решающую роль в жизни крымскотатарского народа.
Уцелевшая от рук адептов незначительная часть оригинальных пе­чатных, рукописных книг, периодических изданий довоенного периода на арабской, латинской трудно­доступной для широкой читательской аудито­рии графике пребывают в крайне ветхом состоянии, а в лучшем случае на­ходятся в малодоступных частных и зарубежных библиотечных фондах хране­ния. По сути это основ­ная проблема, возникающая в процессе изучения ис­то­рии, культуры, языка и литературы народа[1]. В связи с этим, большая часть из образцов богатого творческого наследия деятелей крымскотатар­ского народного просвещения не достаточно освещено в монографических исследованиях, посвященных истории крымскотатарской педагогической мысли. Занимающиеся изуче­нием антологических условий образования мусульман в довоенном Крыму современные исследователи, как Э. Аб­лаев, В. Ганкевич, Ф. Шарапа, А. Измайлов, Л. Редькина, М. Хайруддинов, Э. Абибуллаева, Г. Кондратюк и др. лишь по­верхностно освещают важные вопросы эволюции народного дела просвеще­ния. Они больше отдают предпоч­тение анализу педагогической деятельности Исмаила Гасприн­ского. При этом десятки не менее талантливых педагогов-новаторов оста­ются без внимания. Например, среди таких можно упомянуть Номана Че­лебиджихана, Ильяса Бораганского, Бекира Чобанзаде, Асана-Сабри Айва­зова, Амди Гирайбая, Абибуллу Одабаша, Османа Мурасова, Усеина Тох­таргъазы, Абдуллу Лятифзаде, Асана Чергеева, Яхъя Байбуртлы, Якуба и Джемиля Керменчикли, Умера Сами Арбатлы, Аблякима Ильмия, Усеина Хаджы-Хасана, Анифе Исхакову, Ильхамие Тохтарову, И.И. Казас и др[2]. На сегодняшний день вышеупомянутые деятели больше раскрыты, как по­литики, ученые или издатели и мастера художественного слова. Этот фе­номен легко объясним. Дело в том, что изучение жизни и деятельности ав­торитетного просветителя И. Гаспринского облегчено благодаря билин­гвистич­ности газеты «Терджиман» ― «Переводчик». Хотя нужно заметить и то, что упомянутая газета была таковой лишь до 1906 года. После этого по воле редактора печатный голос народа перестал дублироваться на рус­ском языке. Таким образом, газету можно разделить на два этапа. Это 1883-1906 годы двуязычного издания и 1906-1917 годы выхода газеты только на крымскотатарском языке арабской графикой. Соответственно, можно предположить, что вторая половина жизни «Терджимана» менее из­вестна читательскому кругу. Так же как и остальные крымскотатарские перио­дические издания упомянутого периода в Крыму. Сегодня, когда идет речь о восстановлении культурных ценностей крымскотатарского на­рода первое на что должно уде­ляться внимание это оригинальные архив­ные первоисточники, а также следственные материалы в хранилищах СБУ. Возьмем, например, историографические заметки, энциклопедические справки, научно-критиче­ские статьи на страницах довоенных периодиче­ских изданий, прямым или косвенным образом освещающие историю жиз­недеятельности крымскота­тарских подвижников культуры. Они также ну­ждаются в нашем новейшем переосмыслении. Еще при первичной попытке поэтапного анализа творческого наследия того или иного деятеля мы стал­киваемся с рядом нерешенных проблем. Они связанны с идеологической неустойчивостью, планомерным ис­треблением советской властью нацио­нальной элиты и заменой ее малоопыт­ными молодыми педагогическими кадрами. Сюда можно отнести и беско­нечные экспериментальные ре­формы в сфере образования, национальной письменности, которые в свою очередь сопровождались протестом простого народа. Нужно сказать, что советская власть стремящаяся освободить му­сульман от многовековой «безгра­мотности» наоборот все больше ввергала их в пучину невежества. Если проследить за тенденцией книгоиздания в Крыму периода революций и становления коммунистического строя, то здесь можно заметить боль­шие перемены в худшую сторону. Это введение запрета на публикацию худо­жественных, научных произведений писателей, которые попали в спи­ски «националистов» и «врагов народа». Сюда можно отнести и соци­ально-экономический, культурный кризис среди мусульманского со­циума, проживающего на постсоветском пространстве, который возник вследст­вие замены в 1928 году арабской графики на латинскую, а в 1938 году на кириллическую письменность[3].
Как-то во время выступления на Съезде членов Оренбургского и Крым­ского Мусульманского Религиозного Правления муфтий и глава ду­ховного правления Н. Челебиджихан отметил: «Бир миллетин илиме не де­редже их­тияджы вар исе, о миллет адалете дахи о къадар мухтадждыр» / «Степень потребности народа в справедливом отношении к себе зави­сит от степени его потребностей в стремлении к постижению науки» (Кур­сив, смысловой перевод наш. — Э.И.). Подобным изречением доклад­чик желает акценти­ровать внимание аудитории на степень решения во­проса качественного про­свещения в начальных, средних и высших учеб­ных заведениях Крыма. Он провозглашает борьбу за качественное знание социума в мусульманских тра­дициях и на родном языке. Эта проблема, как утверждает Н. Челебиджихан, не должна решаться локально, так как это в интересах не только крымских татар, но и тюрок-мусульман всей России. Таким образом, объединившись от Крыма до Кавказа и Оренбурга необхо­димо осуществлять борьбу за ликви­дацию безграмотности на частном и государственном уровне. Поставленные задачи надо преодолевать от про­стого дела к сложному делу, от начальных школ к высшим школам. Разви­вая мысль, деятель культуры сокрушается от того, что в национальных крым­ских школах наблюдается тенденциозное отдаление от родного языка, литературы, истории. Сегодня мы должны воспользоваться случаем великой февральской революции и долгожданной суверенностью для того, чтобы навести порядок в учебной программе высших духовных училищ. Иначе в будущем мы не сможем называть себя нацией[4]. Здесь, пре­жде всего, ощущается дух идей Исмаила Гаспринского и его газеты «Терджи­ман» — главного источника распространения идей просвещения среди тюрк­ских народов. Она является одной из первых мусульманских газет, ко­торая заговорила о таких терминах, как «Усул-и къадим» / «Старый ме­тод», «Усул-и джедит» / «Новый метод», «Усул-и сафти» / «Голосовой метод». Эти методы, предложенные Гаспринским, сыграли решающую роль в системе просвещения многих мусульманских стран. Внедрение в про­цесс обучения новой методики предопределило существенную рекон­струкцию и мо­дернизацию устаревшей системы образования в крымскота­тарских школах. Новаторский подход Гаспринского строго определил гра­ницы между дли­тельностью поточного курса обучения и количеством уче­ников в классах. Был установлен относительный баланс формы преподава­ния в школе: запре­щены всяческие физические расправы над подопечными со стороны учителя. На смену бессмысленным заучиваниям[5] пришел ме­тод, основывающийся на звуковом принципе преподавания. Богословские дисциплины дополнили ра­нее исключенные из программ мусульманских школ светские науки[6]. В резуль­тате в школах заметно начали обозначаться успехи нововведения. Среди учеников значительно возросла успеваемость. На базе типографии га­зеты «Терджиман» в Бахчисарае специально для учащихся и учителей ново­методных школ Гаспринский начинает издавать универсальные учебные посо­бия. Одним из первых его экспериментальных изданий является серия учеб­ников под общим названием «Ховаджа-и субьян»[7], то есть «Учитель детей». Наряду с этим на протяжении многих лет в типографии выпускались и дру­гие просветительские издания, авто­рами которых были И. Гаспринский и преподаватели местных школ.
Совсем недавно на платформе официального электронного сайта НИЦ «Рукописная книга» Крымского инженерно-педагогиче­ского университета впервые в истории Крыма были выставлены описи фон­дов хранения Бах­чисарайского Дома-музея им. И. Гаспринского. Здесь в по­мещении типо­графии периода культурного возрождения в Крыму «Терджи­ман» наше внимание привлек ряд учебников, среди которых встречаются и такие: «Усул-и джогърафия» («География»), «Карталы джогърафия» («Карто­графи­ческая география»), «Сарф-и тюркий» («Тюркская грамма­тика»), «Къаваит-и лисан-ы тюркий» («Правила тюркского языка»), «Хэ­сап. Мухтасар амель-и хамсе ве месаиль-и хэсабие» («Краткий [курс] науки о математике и упражнения счета»), «Тарих-и ислям» («История Ис­лама»), «Къалем кесмек ве тутмакъ усулы» («Методика заточки каран­даша и письма»), «Курре-и арзын сурет тешкили» («Происхождение зем­ного шара»), «Аврупа медениетине бир назар мювазене» («Беспристраст­ный взгляд на европейскую культуру»), «Ховаджа-и субьян». Субьян мек­тепле­рине махсус янъы ве енгиль усул элифба ве дерс китабыдыр» («Учи­тель детей. Усовершенствованный учебник для началь­ных школ)[8]. Эти и другие книги, а в частности, учебник «Ховаджа-и субьян» не один раз под­вергались переработке и переизданию. Впрочем, это мало оказы­вало влия­ние на вопрос оснащения учителей и учащихся необходимым количе­ством учебно-методических пособий. Зачас­тую из-за отсутствия учебного мате­рила на крымскотатарском языке учителя сельских школ, осно­вываясь на личной многолетней преподавательской практике, самостоя­тельно состав­ляли и при возможности печатали учебники. Таким способом они обеспе­чивали свои классы универсальными учебными посо­биями по грамматике, математике, географии, природоведению и другим дисциплинам. Впрочем, по результату работы по составлению библиографиче­ских списков публи­каций, выпущенных украинскими издатель­ствами (к сожалению среди них единственным на сегодняшний день государственным крымскотатарским издательством в Крыму является КРП «Кримнавчпеддержвидав»), мы по­нимаем, что ситуация не намного улучшилась[9].
По этому случаю, хочется акцентировать внимание на библиографическом списке учебно-методических пособий для национальных крымскотатар­ских школ, изданных с 1990 по 2012 год [см. прил. № 1].
Здесь, на примере своеобразного библиографического «ин­ди­ка­тора» уровня заинтересованности властей Ук­раины в судьбе крымскота­тарского народа мы хотим показать, что с мо­мента воз­вращения репатриан­тов с мест высылки на историческую Родину вопрос образования нации на род­ном языке все еще остается открытым. Говоря языком цифр, перед нами раскрывается печальная картина. Так, на протя­жение с 1990 по 2012 год по заказу государства на крымскотатарском языке было издано лишь 38 учебников по родному языку, 39 ― литера­туре, 21 ― математике, 5 ― истории, 2 ― музыке, 4 ― природо­ведению, 2 ― мусульманской эсхатологии, 5 ― биологии, 2 ― химии, 1 ― географии, 1 ― изобразительному искусству, 3 ― информатике[10]. Если обратить внима­ние на тираж изданий, то здесь мы видим резкое снижение заказов: от 10000 до 300 экземпляров. При­чем нужно отметить, что учебно-методи­че­ские издания с минимальным ти­ражом, вероятно, публикуются за счет личных средств самих преподавателей вузов, стремящихся соответство­вать требованиям ВАК Украины. Также из информации о теку­щем состоянии межнациональных отношений в Крыму за 2011 год, предостав­ленной Рес­публиканским комитетом АРК по делам меж­националь­ных отношений и депортированных граждан мы узнаем, что ис­пользование крымскотатар­ского языка как средства усвоения учебных пред­ме­тов усложняется сле­дующими факторами:
¾  Недостаточной разработанностью терминологии крымскотатар­ского языка в разных областях знаний (математике, физике, биологии и др.), что ме­шает созданию качественных школьных учебников по указан­ным пред­метам.
¾  Отсутствием оригинальных учебников по разным учебным предме­там на крымскотатарском языке, исключая учебники крымскотатар­ского языка и литературы. Так как существующие учебники в своем большин­стве являются некачественными переводами русских и украин­ских посо­бий.
¾  Отсутствием учителей, которые могли бы преподавать гуманитар­ные предметы и другие учебные предметы на родном языке[11].
В качестве заключения, основываясь на метакритическом и компара-тиви­стском анализе довоенных и послевоенных культурологических мате­риалов можно с уверенно­стью констатировать очевидный факт, что для успешного преодоления вышеупомянутых пре­град крымскотатарским уче­ным-филологам и педагогам-методистам придется затратить еще не один год. Так как перед деятелями культуры и просвещения стоят очень важные задачи. Это поиск, систематизация, анализ довоенных учебников и научно-методических комментариев к ним в монографических трудах на крымско­татарском языке. Специальная расшифровка и транслитерация рукописных и печатных книг, в которых отражается культурная жизнь в Крыму, Со­ставление специальных справочных, а также терминологиче­ских словарей для качественного составления или перевода с украинского языка различ­ных дисциплин, утвержденных в учебном плане школ и вузов. По сути это проблема не только крымскотатарского народа, но и всех тю­рок-мусуль­ман, проживающих на территории постсоветской власти. Они также испы­тывают на себе тяжесть опасной тенденции ассимиляции и вырождения, оторванность от корней и традиций предков, языковую и графическую изолированность от тюркских собратьев. Таким образом, на первом этапе данные искания, помогут исследователям в совершенстве овладеть темой специфики форми­рования и развития дела просвещения периода конца XIX и начала XX века. Выявить новых мастеров педагогического воспита­ния, внесших не малый вклад в дело националь­ного просвещения крым­ских татар. На данный момент в этом направлении первые шаги начали де­лать сотрудники единственного пока в Украине На­учно-исследователь­ского Центра крымскотатарского языка, литературы, культуры и истории при Крымском инженерно-педагогическом универси­тете. Были составлены новые пятилетние планы, в которых обсуждается все тот же вопрос сбор, систематизация, компоновка, адаптация старых материалов из раритетных изданий додепортационного времени крымских татар в Крыму.




[1] Millet cevherleri. Hasan―Sabri Ayvazov: 1917—1920 ss. «Millet» gazetasında basılğan edebiy―publitsistik eserler antologiyası [Народное достояние. Асан―Сабри Айвазов. Антология художественно―публицистических произведений в газ. «Нация» за 1917 ¾ 1920 гг.] / tertip eticiler Т. Kerim, E. Sakarya. — Cılt―I. — Simferopol: QCI «Qırım­devoquvpedneşir» neşriyatı», 2011. — 314 s. — S. 6―21; Millet cevherleri. Habibullah Odabaş: 1917—1920 ss. «Millet» gazetasında basılğan edebiy―publitsistik eserler antologiyası [Народное достояние. Абибулла Одабаш. Антология художественно―публицистических произведений в газ. «Нация» за 1917 ¾ 1920 гг.] / tertip etici Т. Kerim. — Cılt―II. — Simferopol: QCI «Qırımdevoquvpedneşir» neşriyatı», 2011. — 250 s.
[2] Бойлеликнен, къабааты исбатланмады. [Таким образом, вина осталась не доказанной. Документы о реабилитации лиц, проходивших по делу Милли Фирка] // Къырым. — 2011. — № 82―83 (1552―1553). —Декабрь 10.
[3] По поводу протеста крымскотатарского населения против замены традицион­ной мусульманской арабской графики латинской обратимся к от­дельным фрагмен­там из устного народного творчества жителей села Ускут: «Ускут дили латинден джан­лыдыр / Латин дили джансыз» («Язык Ускута жи­вее латинского / Латинский язык мертвый») // Къырым. — 2011. — № 58 (1528). — Сентябрь 21. Не смотря на это, истории известны факты, которые свидетельствуют о положительных результатах, возникших в ходе реформации письменностей практически шести­десяти тюркоязычных народностей. Напри­мер, это малочисленные этниче­ские общности, у кото­рых на тот момент не было своего алфавита (Бепся, Ительмены, Кеты, Коряки и др.).
[4] Qırım müftisi Ufada iken (Ufada Orenburg ve Qırım Mahkeme―i Şeriyeleriniñ müttehit müşavere meclisinde Qırım müftisi Celebicihan efendi tarafından qıraet ve teklif olunaraq, qabul olunan ve icrasına qarar virilen doklad) [Крымский муфтий будучи в Уфе] // Millet. — 1917. — № 4. — İyün 30, № 5. — İyül 2, № 6. — İyül 3, № 7. — İyül 4, № 8. — İyül 5. В дальнейших номерах газеты со стороны редакции «Миллет» («Нация») читате­лям дается до­полнительная информация, посвященная упомянутому Съезду и докладу Номана Челебиджихана. В которой говорится о необходимости созыва 15 августа 1917 года в Петрограде специальной комиссии, призванной решить следующие вопросы: 1) В каком городе России должен быть построен мусуль­манский университет, 2) Утверждение сметы затрат необходимых для строи­тельства университета, 3) Вопросы технической и научной организации уни­верситета, 4) Создание постоянной комис­сии из состава трех (Крым, Оренбург, Кавказ) му­сисполкомов для ведения финан­совых дел университета, 5) При не­обходимости организовать по этому поводу Съезд. Таким способом, на основа­нии доклада Н. Челебиджихана принято решение открыть при университете следующие факультеты: «Религиоведение», «Право», «История» и «Литера­тура», «Военная подготовка», а в будущем и отделения выс­шей математики и медицины (Rusiye islâm darülfünunı [Магометанское высшее духовное заведение в России] // Millet. — 1917. — № 8. — İyül 5). ¾ Э.И.
[5] Нужно отметить, что крымскотатарские дети, читая и заучивая арабские тек­сты, не всегда понимали их смысл (Э.И.).
[6] Бенигсен А. Исмаил Гаспринский и происхождение джадидитского движе­ния в России // Исмаил―бей Гаспринский. Россия и Восток. — Казань: Фонд Жиен. Та­тарское кн. изд―во, 1993. — 132 с. — С. 86 — 87.
[7] Деятели крымскотатарской культуры (1921―1944): Биобиблиографический сло­варь / [гл. ред. и сост. Д.П. Урсу]. — Симферополь: Доля, 1999. — 240 с. — С. 26.
[8] İsmail Mustafa―oğlu Gasprinskiy. Usul―i coğrafiya. (Cihan―name) [География]. — Bağçasaray: «Terciman» gazetesi taş ve hurafat basma hanesi, 1887. — 52 s.; Hesap. Muhtasar amel hamse vе mеsail hesabiyе. [Математика. Краткий курс. Упражнения и задачи]. — Bağçasaray: «Tеrciman» gazеtеsi taş vе hurafat basma hanеsi. — 1898. — 46 s.; Sarf―i turkey [Грамматика турецкого языка]. — Bağçasaray: «Tеrciman» gazеtеsi taş vе hurafat basma hanеsi, 1907. — 26 s.; Hasan Fеrid. Qalеm kеsmеk vе tutmaq usulı. Sübyan ustazı. Hat. [Учитель детей: Две системы каллиграфии. Письмо]. — Bağçasaray: «Tеrciman» gazеtеsi taş vе hurafat basma hanеsi, 1910.; Tarih―i İslâm: ibtidaiy mеktеblеrе mahsus esеrdir. [История Ислама: Учебное пособие для начальных школ]. — Bağçasaray: «Tеrciman» gazеtеsi taş vе hurafat basma hanеsi, 1910. — 64 s.; Akçurin M. Küre―i arzın süret teşkili. [Образование земного шара]. — Bağçasaray: "Terciman", 1897. — 56 s.; Gasprinskiy İ. Avrupa medeniyetine bir nazar müvazine. [Беспристрастный взгляд на европейскую культуру]. — Kons­tantinopol: Matbaayı EbuzZiya, 1302. — 29 s. / Электронный ресурс НИЦ «Рукописная книга»: экспедицияларымыз // http://tatkonvolut.at.ua.
[9] Къырым девлет окъув―педагогика нешриятында басылгъан джерьянлар библиографиясы (1990 ― 2009) [Библиография печатной продукции Крымучпедгиза (1990 ― 2009)] / Электронный ресурс: http://tatkonvolut.at.ua/news/kyrym_ devlet_okuv_pedago gika_neshrijatynda_basylgan_dzherjanlar_ bibliogra fijasy 19902009/ 2011―02―23―13
[10] По словам директора КРП «Крымнавчпеддержвидав» И. Чегертмы, издательство за упомянутый период времени приняло лишь 40 процентов госзаказов, остальной процент заказов был выполнен другими частными предприятиями. В том числе такие крымские издательства, как «Тарпан», «Оджакъ», «Доля» и др.
[11] Республиканский комитет АРК по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Информация о текущем состоянии межнациональных отношений в Автономной Республике Крым / Электронный ресурс: http://reskom nac.ark.gov.ua/mejnacotnosh/inform―anal―mat/ 192―informaciya―o―tekuwem―sosto yanii―mezhnacional nyx―otnoshenij―v―avtono mnoj ―respublike―krym
Действия:

0 коммент.:

Yorum Gönder