11 Ocak 2013 Cuma

Трансформация крымскотатарской школы в конце ХІХ ― начале ХХ вв. (на примере просветительской деятельности и.гаспринского, Р. Медиева, Б. Чобанзаде, А. Озенбашлы, А. Одабаша, О. Акчокраклы, У. Тохтаргазы)

Мустафаева Эдибе Исаевна

Постановка проблемы в общем виде и ее связь с важнейшими научными и практическими задачами. Изучение опыта работы крымскотатарских школ в конце ХІХ ― начале ХХ вв. может помочь в выработке целостной концепции развития национального образования в Крыму.
Выводы исследования могут быть использованы в процессе разработки программ и учебников для крымскотатарских школ, в частности по истории и крымскотатарской литературе. Необходимо критическое осмысление опыта, накопленного предшествующими поколениями просвещенцев, национальной интеллигенцией.
Анализ последних исследований и публикаций, в которых начато решение данной проблемы. История развития народного образования крымских татар освещена в научных трудах современных крымских ученых. В частности, объектом исследования доктора исторических наук, профессора В.Ю. Ганкевича, являются система крымскотатарских учебных заведений, их типы и виды. Кроме этого он изучил вопросы реформирования всего комплекса учебных национальных учреждений в Таврической губернии в конце ХIХ― начале ХХ веков[1]. Работы Д.И. Абибулаевой посвящены комплексному исследованию развития государственной системы народного образования крымских татар в конце XIX ― начале ХХ вв., состоявшей из двух элементов ― Симферопольской татарской учительской школы (СТУШ) и сети русско-татарских министерских училищ (РТМУ)[2]. В научном исследовании Д.А. Прохорова представлена многолетняя деятельность И.И. Казаса в должности инспектора СТУШ и его роль в формировании крымскотатарской интеллигенции[3]. В научных трудах Б.В. Змерзлого освещено положение крымскотатарских национальных школ в наиболее сложный период ― становление советской власти в Крыму. Как известно, революционные и военные годы нанесли огромный ущерб и практически разрушили государственную и национальную систему образования[4]. Исследования З.З.Абибуллаевой посвящены влиянию турецкой педагогики на народное образование крымских татар в XIX-начале XX вв.[5], Э.Ш. Бекирова освящает проблему подготовки педагогических кадров для национальной крымскотатарской школы (начало XIX - конец ХХ вв.)[6].
Творчество и просветительская деятельность крымскотатарской интеллигенции уже стали предметом изучения современных исследователей. Это работы Д.П. Урсу[7], И.А.Керимова[8], Т.Н. Керимова, Э.Э. Абибуллаевой и др.
Целью статьи является освящение проблемы трансформации крымскотатарской школы в конце ХІХ ― начале ХХ вв. на примере просветительской деятельности И.Гаспринского, Р.Медиева, Б.Чобанзаде, А. Озенбашлы, А. Одабаша, О.Акчокраклы, У.Тохтаргазы.
Изложение основного материала. В XIX веке среди российских мусульман — преимущественно среди поволжских и крымских татар, и других народов традиционных ханафитов — развернулось общественно-политическое и интеллектуальное движение, которое получило название джадидизм. Группа мусульман-реформистов считала своим призванием работу на благо прогресса. Джадиды действовали путем воспитания и просвещения, пытаясь показать муллам и всем верующим преимущества современной цивилизации. Они подчеркивали необходимость открытия «врат иджтихада» для разрешения задач, которые ставила перед мусульманами европейская цивилизация.
В более широком смысле джадидизм был движением за распространение просвещения, развитие тюркских языков и литературы, изучение светских дисциплин, использование достижений науки, равноправие женщин[9].
Идеологами джадидизма были просветители (Шигабутдин Марджани, Хусаин Фаизханов, Исмаил Гаспринский, Муса Бигеев, Ризаэтдин Фахретдинов, Мифтахетдин Акмулла, Мухаметсалим Уметбаев, Зайнулла Расулев, Ахметхади Максуди), прогрессивные представители татарской буржуазии (братья Хусаиновы и Рамеевы из Оренбурга, Яушевы из Троицка, С.Назиров и Г.Хакимов из Уфы) и мусульманского духовенства (З.Камалетдинов, К.Закир, А.Абубакиров)[10].
Начало преобразования крымскотатарских школ связано с введением в мектебах и медресе звукового метода обучения грамоте взамен буквослагательного, так называемого «усул-и джадид», то есть новый метод. Джадидисты критиковали религиозный фанатизм, требовали замены устаревших религиозных школ национальными светскими, ратовали за развитие науки и культуры, выступали за издание газет на родном языке, за открытие культурно-просветительских учреждений, что способствовало сплочению демократических сил общества.
Сам Исмаил-бей Гаспринский, с одной стороны, критически относился к замкнутости мусульманского общества, утверждая, что оно "прозябает в узкой, душной сфере своих старых идей и предубеждений, как будто изолировано от остальной части человечества"[11], а с другой ― выступив против русификации мусульманских общин России, предложил реформировать мусульманскую жизнь. В основу модернизации российского ислама И.Гаспринским была положена идея реформирования исламского образования путем внедрения нового звукового метода обучения письменности. «Среди русских мусульман замечается особое движение, направленное к подъему умственного и нравственного движения среди исповедующих ислам народных масс России», ― говорится в одном из секретных документов, составленных кавказской администрацией[12]. Его идеи были восприняты как лозунг в борьбе с самым большим недугом мусульман конца XIX века ― невежеством, однако долгое время представители старометодных школ не признавали прогрессивные идеи просветителя и всячески препятствовали ему.
Первые татарские, башкирские и казахские преподаватели, последователи джадидизма, были выпускниками медресе братьев Хусаиновых «Хусаиния» в Оренбурге[13], а также реформированных медресе Каира и Стамбула, педагогических курсов в городах Бахчисарай и Симферополь. Со 2-й пол. 1890-х годов профессиональных учителей стали готовить медресе «Расулия», «Гусмания», «Галия», медресе в Стерлибаше и др. В Уфимской губернии новый метод обучения впервые был введен в медресе «Гусмания» (начало 1890-х), в Оренбуржской губернии — в медресе «Хусаиния». К началу XX в. звуковой метод обучения прочно утвердился в ведущих мектебах и медресе Башкирии. В старометодных школах ученики обучались грамоте за 3—5 лет, в джадидистских — за год. Преподавание перешло с арабского и османского языков на татарский язык, который обрел также статус учебного предмета; существенно расширилось изучение и других светских дисциплин. Был установлен твердый учебный год и осуществлен переход к классно-урочной системе преподавания. Кроме того, в новометодных школах вводились стандартные европейские способы обучения — парты, скамьи, доски, деление учеников на классы, а учебного времени на уроки. В 1897 в Оренбурге открылась первая в крае новометодная женская школа.
Теоретическую поддержку идеям преобразования мусульманских школ казанский учитель Ахметхади Максуди нашел в газете “Терджиман”, издававшейся в Крыму выдающимся просветителем Исмаилом Гаспринским. Кстати, уже в 1893 году лидер тюрко-татарского обновления, наслышанный об успехах казанского учителя, пригласил его на работу в Бахчисарай, в знаменитое новометодное медресе “Зинжырлы”. Ахметхади Максуди с радостью принял предложение своего старшего товарища и единомышленника. У него появилась прекрасная возможность применить на деле все свои новейшие методические наработки. Дело в том, что годом ранее скромный учитель Апанаевского медресе выпустил новометодную азбуку “Первоначальный учитель”, позволявшую в кратчайшие сроки освоить арабский алфавит. Этот учебник, переживший в дореволюционный период более тридцати изданий, принес автору всероссийскую славу и несколько десятилетий являлся основным учебным пособием как в небольших сельских мектебах, так и в крупных городских медресе не только у татар, но и у ряда других тюркских народов империи[14].
Как видим, идея джадидизма послужила мощным толчком к взаимодействию, взаимному научному поиску, развитию и единению в образовательной сфере мусульманского мира на рубеже веков. Вместе с трансформацией крымскотатарских школ остро встал вопрос о программах, учебниках, и подготовке педагогических кадров отвечающих новым требованиям времени.
По распоряжению Таврического магометанского духовного правления (ТМДП) вначале XX века в типографии И. Гаспринского была напечатана «Программа и общие правила для Крымских медресе». По мнению В.Ю.Ганкевича, этот документ был составлен при непосредственном и явном влиянии устава Зинджерли-медресе. Первый пункт данного документа гласил о том, что здания всех крымских медресе должны были соответствовать санитарно-гигиеническим нормам. Руководителем медресе оставался мудеррис, но его назначение и смещение теперь уже зависело не от прихода, в котором располагалось медресе, а от решения ТМДП. Кроме того, в обязанность ТМДП должно было входить и назначение необходимого числа помощников. Преподавательский состав медресе набирался на конкурсно-экзаменационной основе и одобрялся ТМДП[15]. Однако в национально-конфессиональных училищах могли применяться лишь книги российского издания[16].
Для новометодных школ Крыма И. Гаспринским были написаны и изданы популярные учебные пособия. Среди них на особом месте стоят 4 выпуска знаменитого «Ходжа-и субъян» («Учитель детей»), ставшего первым светским учебником для крымскотатарских мектебе. «Ходжа-и субъян» был издан в 1884 г. На его обложке были написаны такие слова: «В невежестве детей ответственны их родители»[17]. Этот учебник послужил основой при составлении подобных учебников в Казани, Ташкенте, на Кавказе (учебники Чернявского, Эфендиева и Великбекова)[18]. Данный учебник представлял собой классическое учебное пособие для учащихся начального звена образования. Именно по этому учебнику крымскотатарские дети занимались на протяжении 30 лет, изучая азбуку по звуковому методу. Кроме того, что «Ходжа-и субъян» был учебником для начальных новометодных школ, он так же был одобрен как учебник для земских министерских начальных школ и конфессиональных мектебов. Взяв за образец учебные книги К. Д. Ушинского, И. Гаспринский ввел в издание произведения классической литературы, фольклора, а так же собственные литературные миниатюры и сказки. По смыслу учебник был близок к русским учебникам, однако все же был составлен с учетом национальной специфики. Содержание букваря охватывает рассказы религиозного характера, отрывки из жизнеописания пророков, примеры сур из Корана и т.д. Вместе с этим в учебнике было представлено большое количество разнообразных упражнений,направленных на пояснение предметов чувственного мира, который мы можем ви- деть (обувь, лампа, очки, часы, швейная машинка и т.д.). Одним из составных успеха учебника являлся религиозно-духовное и прогрессивно-демократическое направление его содержания. Эти качества обеспечили букварю теоретическую и практическую актуальность для педагогической науки[19].
Букварь реализует общепедагогическую концепцию И. Гаспринского, состоящую из идеи народности воспитания и обучения детей родным языком, так как чтобы народность стала самостоятельной, нужно два условия ― родной язык и национальное просвещение. Особое место в учебнике занимает тема любви к Отечеству.
На понятном для детей материале подаются эпизоды по отечественной истории, географии, биологии, фольклора и т.д. Учебник пронизан стремлением воспитать в детях такие качества, как правдивость и честность, дисциплинированность и организованность, любовь и уважение к родителям, старшим и окружающим, культура в поведении, стремление к науке и знаниям, инициативность, активность. На эти темы и направлены материалы всех четырех частей учебника.
И.Гаспринский на страницах «Терджимана» определял, что «составленное и проверенное нами на практике начальное пособие под названием «Детский Учитель» - «Ходжа-и субъян» - содержит (для учителей) основание школьной дисциплины и порядка, начала педагогики и приемы обучения, и последовательные урокидля детей (с указаниями для преподавателя) по татарской и арабской грамоте, диктовке, арифметики и мусульманскому закону. Учебник приноровлен для пользования людей, не имеющих педагогической подготовки, и, думаем, что книжка наша послужит не только для годжи и мектебдара, но и всякой грамотной матери для обучения своего ребенка»[20].
Для обучения правильному и красивому почерку И. Гаспринский предлагал наборы дешевых каллиграфических тетрадей-прописей, которые широко использовались в начальных новометодных школах. Они помогали научиться правильно писать арабской вязью «способом наведения». Для обучения крупному письму рекомендовались тетради «Слюс», а для мелкого «Рик-а». Совершенствовать свое умение в написании персидских текстов помогала тетрадь «Талик»[21].
После приобретения типографии И. Гаспринский, еще до появления «Терджимана» издал отдельные брошюры. В 1882 г. были изданы: «Мираат джедид» («Новое зеркало»), «Сальнаме-и-тюркий» («Краткая тюркская грамматика»). В 1885 г. было издано пособие «Русие джогърафиясы» («География России»). В 1897 г. ― вышла целая серия учебников по грамматике. Среди них: «Персидская грамматика», «Арабская грамматика», «Турецкая грамматика»[22].
Особое внимание следует уделить пособию «Сарф тюркий» («Турецкая грамматика») 1897 года. Это учебное пособие включает в себя сведения по фонетике, графике и грамматике тюркских языков. Теоретические положения сопровождаются иллюстрациями и материалом для практических работ, даны грамматические правила, охватывающие отдельные явления морфологии тюркских языков. «Сарф-и тюркий» состоит из двух небольших по объему частей. В первой части, названной «Харф» («Буква»), рассматриваются вопросы графики, излагаются правила письма арабскими буквами. Вторая часть посвящена частям речи, их грамматическим категориям и словообразованию. В данном учебном пособии, как и в других грамматиках этого времени, использовалась заимствованная из арабского языка терминология. Однако еще в начале XX века автор «Грамматики» делает попытку отойти от традиционной арабской терминологии и использовать в качестве терминов общетюркские слова. Таким образом, просвещение заняло особое место в деятельности крымскотатарской интеллигенции.
Культурные связи Турции и Крыма на рубеже XIX-XX веков предполагали обучение молодых крымских татар в учебных заведениях Османской империи. В Турции учились Асан Сабри Айвазов, Абдулла Лятифзаде, Бекир Чобанзаде[23]. Младотурецкая революция 1908 года оказала серьезное влияние на формирование идей крымскотатарской интеллигенции. Свою задачу младотурки видели в модернизации отставшей от Европы в своем развитии Османской империи. Архивный документ начала 1920-х годов свидетельствует: «Самой сильной в политическом отношении социальной группой является татарская национальная интеллигенция. Она сильна тем, что сосредотачивает в своих руках образованность на турецком и татарском языках и исторические национальные тенденции и традиции крымских татар. Всенародное просвещение всех отраслей находится в ее руках. Она представляет собой технические кадры татарской государственности»[24].
В педагогической деятельности нашла творческое воплощение энергия крымскотатарской интеллигенции. Открылись широкие перспективы по реализации курса национального строительства. После установления советской власти в Крыму в ноябре 1920 года количество национальных школ для крымскотатарских детей возросло в несколько раз. К примеру, в справочнике-указателе архивных документов «Культура крымских татар: конец XVIII века ― первая половина XX века» начитывается более 200 дел по народному образованию, в частности освящены вопросы строительства, учреждения, преобразования и закрытия учебных заведений на крымскотатарском языке в таких городах как Бахчисарай, Карасубазар, Симферополь, Феодосия, Евпатория, дер. Дуванкой Симферопольского уезда, с.Кокташ Феодосийского уезда, дер. Корбекли Ялтинского уезда и др[25].
Стремление населения дать образование своим детям было огромным. Но эти школы располагались в не приспособленных помещениях, отсутствовала необходимая литература для проведения учебного процесса. Нарком просвещения Крымской АССР Керим Хамзин в декабре 1921 года в докладной записке о состоянии крымскотатарских школ отмечал одну из главных проблем: «… прежде всего эти школы не имеют мало-мальски подготовленных школьных работников. Современная педагогика и дидактика для них совершенно неведомые области. Персонально ― это или муллы или муэдзины или просто грамотные люди, которые обучают детей так, как их когда-то учили, в которых преподавателями состоят духовные лица, не имеющие права преподавать в советской школе»[26]. Фактически сформировались две тенденции в школьном строительстве. Новые власти заинтересованы в развитии просвещения среди крымских татар, но этот процесс сразу же стремились взять под свой контроль. Педагогический состав в лице мулл для РКП (б) безусловно, был неприемлем. Поэтому в 1922 году были созданы в совхозе Тотайкой Крымские Педагогические Курсы. В начале 1923 года были преобразованы в педагогический техникум с четырехлетним курсом обучения[27]. Народный Комиссариат Просвещения подбирал кадры для техникума. Заведующим техникумом некоторое время был Амет Озенбашлы. Работа Озенбашлы пришлась на чрезвычайно трудный период времени. В 1921-1922 годах в Крыму был сильнейший голод. Общее число умерших составило порядка 100 тысяч человек. Около 75% погибших составляли крымские татары ― жители горных и предгорных деревень.
Работа интеллигенции в таких условиях являлась, безусловно, подвигом. На долю заведующего техникумом Амета Озенбашлы выпал нелегкий труд по развертыванию и становлению педагогического техникума. В начале 1924 года Тотайкойский педагогический техникум перевели в Симферополь. Учебное заведение разместили в здании, ранее принадлежавшем предпринимателю Христофорову (ныне пр. Победы). Перевод сказался положительно на организации учебного процесса. У студентов появилась возможность использовать литературу городских библиотек. Администрация техникума привлекла к работе в учебном заведении лучших преподавателей. Среди них был и профессор Крымского (Таврического) университета Бекир Чобанзаде. Это позволило организовать педагогический процесс на высоком уровне. Ученый европейского уровня, Чобанзаде, стремился привить будущим учителям любовь к родному языку, подготовить к будущей профессиональной работе. Бекир Чобанзаде осознавал значение национальной школы. В Европе после первой мировой войны школы вошли в новую фазу развития. Национальное образование и воспитание должны были формировать национальных активистов-патриотов. Студентов необходимо было ввести в круг культурных ценностей. Главным способом воспитания будущих учителей, по мнению Б. Чобанзаде, должно было стать изучение языка и культуры родного народа. Методика национальной начальной школы предполагала, чтобы учитель и ученики были одной национальности и процесс обучения велся на родном языке. Поэтому преподаваемый в техникуме курс Б. Чобанзаде занимал в учебных программах особое место. Родной язык являлся способом национального воспитания.
К преподаванию в Тотайкойском педагогическом техникуме были привлечены писатель Абибулла Одабаш, ученый, краевед, педагог Осман Акчокраклы. Акчокраклы преподавал в техникуме в 1922 и 1923 годах краеведение. Характерно, что О. Акчокраклы также получил образование в Константинополе в 1896 году. Осман Акчокраклы был опытным и талантливым педагогом. Об этом свидетельствует его работа, как и Б. Чобанзаде, в Крымском университете, впоследствии пединституте. В пединституте Акчокраклы преподавал историю татарского народа и литературу[28].
В Тотайкойском педагогическом техникуме Б. Чобанзаде стремился применить новые методы обучения, в частности Дальтон-план. Этот метод предполагал большую самостоятельность студентов, работу с учебниками и литературой. Студенты курса делились на группы по 5-6 человек и осуществляли совместную работу.
Таким образом, в начале 1920-х годов со значительным увеличением количества начальных крымскотатарских школ возникла потребность в педагогах. Задача их подготовки реализовывалась Тотайкойским (Крымскотатарским) педагогическим техникумом. Значительная роль в его становлении принадлежит лучшим представителям крымскотатарской интеллигенции: Бекиру Чобанзаде, Амету Озенбашлы, Абибулле Одабашу, Осману Акчокраклы.
Дабы не останавливаться на полученном образовании, многие педагоги продолжают путь просвещения. В частности в архивах сохранились сведения о литературно-переводческой деятельности А.С. Айвазова. (1 нояб. 1923), сведения о литературной и преподавательской деятельности писателей Б.Чобанзаде и А.Одабаша (7 марта 1922, 3окт. 1929), о деятельности И.Гаспринского ― редактор газеты «Терджиман» (1905г.), Р. Медиева ― редактор газеты «Ватан хадими». (1905г.); Р.Медиев и А.С.Айвазов―редакторы газет «Ватан хадими», «Наш голос», «Голос мусульманина» (1905г.)[29].
Если проследить документальную базу начала 20 века, можно выделить целый ряд деловых писем-обращений относительно народных училищ Таврической губернии. Примером может послужить деловая переписка Р.Медиева: 1) прошение директору народного училища Таврической губернии непременному члену Феодосийского по крестьянским делам присутствия об открытии в с.Кокташ татарского народного министерского училища, построенного на средства Ширинских, С.-А. Челебиева и И.М. Аргинского. (29апр.1886г.).; 2) прошение выпускника Симферопольской татарской учительской школы Р.Медиева директору народных училищ Таврической губернии о назначении его на должность учителя в татарское народное училище гор. Армянский Базар (23июня1900г.); 3) Прошение родителей учащихся Армяно- Базарского татарского министерского училища директору народных училищ Таврической губернии о дальнейшем преподавании учителя Р.Медиева. (1окт.1903г.); 4) прошение учителя Карасубазарского татарского министерского училища Р.Медиева директору народных училищ Таврической губернии о переводе его в Армяно-Базарское училище (11сент. 1905г.); 5) прошения редактора татарской газеты «Ватан хадими» («Слуга отечества») (15 мая 1906г). Р.Медиева Таврическому губернатору о выдаче свидетельств на издание еженедельных газет «Голос мусульманина» и «Наш голос». (23окт. 1908)[30]. Деловые отношения, построенные таким образом, несколько снимали уровень напряженности и обеспокоенности Российских властей «относительно образования иноверцев».
Как отмечается в исследованиях Д.И.Абибулаевой, главной целью создания Симферопольской татарской учительской школы (СТУШ) была подготовка национальных педагогических кадров для русско-татарских министерских училищ (РТМУ). Законодательная база, педагогическая деятельность инспекторов, почетных попечителей и учителей; процесс воспитания и обучения; количественный и сословный состав учащихся; общественно-политическая, научная, педагогическая деятельность наиболее выдающихся выпускников; содержание учебных программ по всем дисциплинам, учебно-методическая работа; библиотечный фонд СТУШ. Вначале ХХ в. бывшие воспитанники СТУШ представляли элиту крымскотатарской интеллигенции. Их жизнь и творчество на благо своего народа значительно обогатили страницы истории и культуры крымских татар. Выпускники РТМУ могли продолжить свое образование в учебных заведениях Российской империи [31].
Развитие государственных учебных заведений в системе народного образования крымских татар имело важное значение в распространении светского образования европейского типа, способствовало взаимопониманию и доверию между тюрками и славянами, христианами и мусульманами Крыма.
Отметим, что в начале ХХ века научные работы крымскотатарских педагогов были представлены именами литературоведов. Первая ― это монография О.Акчокраклы. Она была напечатана в серии номеров газеты «Миллет» в 1920 году под названием «Краткая история крымскотатарской литературы». После нее идут монографии: А. Лятифзаде - "Крымскотатарская литература последнего периода", (1927 г.); профессора Б. Чобанзаде - "Крымскотатарская литература последних лет. Опыт критики", (1928 г.); академика Агатангела Крымского "Литература крымских татар", (1930 г.); А. Гирайбая ― «Один взгляд на крымскотатарскую литературу» (1935 г.) издана в Косьтендже (Румыния); А.Алтанлы - "Ш.Тохтаргазы и Чергеев", (1936 г.) и, наконец, К.Джаманаклы - кандидатская диссертация "У.Ш.Тохтаргазы - народный поэт" (1940 г.).
Вместе с тем, можно отметить на достаточно интересные и содержательные статьи на крымскотатарском языке О.Акчокраклы "По случаю 5 мая - дня печати" ("Окъув ишлери", 1925, № 2. С. 7-14), "Кто был Сеит Абдулла Озенбашлы" ("Енъи дюнья", 1924, 11 января), "Из жизни нашего театра" ("Енъи дюнья", 1923, 5 декабря), "Крымскотатарское типографское дело" ("Илери", 1927, № 4. С.17-23); Я.Н.Байбуртлы "Новометодная школа у татар" ("Янъы Чолпан", 1923,№ 2. С. 8-12); Дж. Меинова "Татарский театр в Крыму" ("Енъи дюнья", 1925, 17 ноября); А.Озенбашлы "Критический взгляд на прошлый период"("Окъув ишлери", 1925, № 2. С. 14-22), а также опубликованные в этот самый период статьи К.Челеби "Национальный театр" ("Терджиман", 1907, 17 января) и А. Кайбулла-кызы "О творчестве Айвазова" ("Терджиман", 1904, 9 апреля). Данные работы свидетельствуют о научном поиске и критическом анализе просветительской деятельности вышеназванных педагогов.
Национальная литература и театр вначале ХХв. играли ведущую роль в просветительской деятельности крымских татар. Насколько велика эта роль в воспитании личности можно судить по следующим цитатам: «Национальная литература является зеркалом жизни данного народа. Глядя в это зеркало, мы можем изучить не только прошлое народа, его сегодняшнюю жизнь, судьбу, характер народа, но и представить себе, какая может быть у него литература в будущем. Литература народа - это его материальная и духовная жизнь, его история, а потому дети этого народа должны быть знакомы со своей литературой, должны любить её. Читающий литературу окажет очень хорошее воспитательное влияние на своих соотечественников. Он пробудит в них прекрасные чувства, возвысит дух и нравственность, преумножит любовь и деятельность..." (И. Леманов)[32]. "То что мы называем театром есть зеркало отражения правды жизни…Театр в образе общего отца показывает людям их пороки, которые ни в кои времена не красили его, и тем самым оберегает их от бездушия... Если театр является учителем, то общество является школой нравственности" (С.А. Озенбашлы)[33].
Понимание истории и принцип доступности в обучении также имел место в трансформационных процессах крымскотатарской школы. К примеру, поэт и педагог У.Ш.Тохтаргазы интересовался историей своего народа, глубоко изучал ее, и даже сам намеревался написать произведение на историческую тему. Он понимал, что надо хорошо знать историю, чтобы строить будущее. Многие произведения поэта можно понимать по-разному, но в каждом его произведении видна его глубокая озабоченность судьбой Родины, народа, его будущего. У.Ш. Тохтаргазы подготовил учащимся целый ряд книг для чтения, они легко читаются, мысли предельно ясны, язык прост:
1. "Талим-и джедит" (Исимли элифба-и-Къырым) /«Букварь с рисунками»/;
2. "Мукътазият фен педагогия" /«Необходимая педагогика»/;
3. "Рехбер-и талим-и джедит" /«Руководство к новому методу обучения»/;
4. "Къыраат Къырым", /«Хрестоматия произведений, связанных с Крымом»/ ч.1;
5. "Къыраат Къырым", /«Хрестоматия…»/ ч.2;
6. "Къыраат Къырым",/«Хрестоматия…»/ ч.3;
7. "Налеи Къырым. Манзум ве несир" /«Стоны Крыма. Проза и поэзия»/;
8. "Саадет адасы" /«Остров счастья»/ (Роман);
9. "Къыраат Къырым", /«Хрестоматия»/ ч.4;
10. "Моллалар проекти" /«Проект мулл»/(Пьеса);
11. "Хакъикъий ашыкълар" /«Настоящие влюбленные»/.
12. «Видждансыз моллалар» /«Недостойные муллы»/ [34].
Выводы и перспективы дальнейшего исследования. Таким образом, в конце XIX и начале XX века наблюдается серьезное преобразование и развитие крымскотатарской школы. Стоит отметить влияние мировой мусульманской общественности и педагогических поисков, объединяющих идеей просвещения не только самих крымских татар, но и весь тюркский мир с целью развития народного образования. С появлением нового метода обучения произошла трансформация программ, педагоги стали разрабатывать новые учебные пособия, появилась необходимость активной просветительской деятельности среди крымских татар, а также необходимость совершенствования учителей, закончивших учительские курсы, школы, техникумы, министерские школы. В данном случае редакционно-издательская деятельность ведущих крымскотатарских педагогов И. Гаспринского, Р. Медиева, Б. Чобанзаде, А. Озенбашлы, А. Одабаша, О. Акчокраклы и др. послужила ответом на вызовы времени с целью оказать помощь своим единоверным братьям в деле распространения знаний и совершенствования воспитания. Хочется надеяться, что эта деятельность не забудется, а ценный опыт предыдущих поколений гуманистов учителей будет использоваться в сегодняшнем Крыму.
К сожалению, за кадром остается целая плеяда крымскотатарских педагогов ХХ века, их педагогическая, просветительская, научная деятельность в системе эволюции и преобразования крымскотатарской школы носит печать эпохи бурь и революций, голода, войны, депортации, репатриации. Их имена только открываются благодаря выпуску биобиблиографической серии “Оджалар” (“Педагоги”) из фондов библиотеки им. И. Гаспринского и отдела Рукописных и архивных материалов библиотеки, а также переводной арабоязычной литературы на современный крымскотатарский язык. Многие из педагогов (Абдуреим Челеби Муфтизаде, Исмаил Акъкъи, Яя Наджи Байбуртлы, Абдюль Керим Джемалединов, Абдураман Бари, Умер Аджы Асан, Вели Габилев, Номан Шейхзаде, Мустафа Бекиров, Эмирамет Къуртмоллаев, Чобанзаде Зулейха, Фетислямов Алим, Куркчи Усеин, Ислямов Асан, Умеров Али, Османов Эмир-Али, Языджыева Фатма, Къадымуллаева Фатима, Мазинова Хатидже, Решидова Ребия, Меджитова Джеваире, Заатов Осман, Балич Усеин Вели, Аббасова Зейнеп, Измайлов Азиз, Девлетов Али, Муртазаев Рустем, Аблаев Амза, Асанов Риза) получили образование в лучших учебных заведениях Крыма и заграницы, знали несколько иностранных языков, являлись составителями учебников, были настоящими профессионалами своего дела. Благодаря их стараниям и творчеству, их ученики стали видными деятелями науки, культуры, литературы.



[1] Ганкевич В.Ю. Очерки истории крымскотатарского народного образования. Реформирование этноконфессиональных учебных заведений мусульман в Таврической губернии в XIX ― начале XX веков / В. Ю. Ганкевич. ― Симферополь : Таврия, 1998. ― 164 с
[2] Абибуллаева Д.И. Прогрессивные педагоги―реформаторы в народном образовании крымских татар в конце XIX — начале ХХ века // Культура народов Причерноморья. ― 1998. ― № 5. ― С. 157―162; Абибуллаева Д.И. Формирование и развитие государственной системы народного образования крымских татар (1870―1920 гг.): дис. …канд. ист. наук: 07.00.02 ― Всемирная история/ Абибуллаева Диляра Ильясовна. ― Киев, 2005. ― 214с.
[3] Прохоров Д.А. Использование Ильей Казасом методов исторического краеведения в учебном процессе в Симферопольской татарской учительской школе // Ученые записки Таврического Национального Университета им. В.И. Вернадского. Сер.: Педагогика. Психология. ― Симферополь, 2002. ― Т. 15 (54). ― № 1. ― С. 153―157.
[4] Змерзлый Б.В.Крымские татары в системе народного образования Крыма начала 20―хгодов XX века. // Актуальные вопросы истории крымских татар. ―I научные чтения. ― Симферополь― Бахчисарай, 10―12 апреля 2002 г. ― С.37―39.; Змерзлый Б.В. Обучение крымских татар на курсах профессиональной подготовки крымской АССР (1921―1941)// Культура народов Причерноморья: Научный журнал. ― Симферополь, 1997. ― №2 ― Вопросы духовной культуры ― Исторические Науки. ― С.163―167.
[5] Абдуллаева З.З. Турецкая педагогика и ее влияние на народное образование крымских татар в XIX―начале XX вв. // Культура народов Причерноморья: Научный журнал. ― Симферополь, 1997. ― №2. ― С. 134―142.
[6] Бекирова Э.Ш. Подготовка педагогических кадров для национальной крымскотатарской школы (начало XIX ― конец ХХ вв.): дис. ... канд. пед. наук: 13.00.01 ― История педагогики/ Бекирова Эльмира Шевкетовна. — Ялта, 2007. — 205с.
[7] Урсу Д.П. Очерки истории культуры крымскотатарского народа (1921―1941гг.). ― Симферополь: Крымское учебно―педагогическое государственное издательство, 1999. ― 144с.
[8] Керимов И.А. Исмаил бей Гаспринский // Голос Крыма. ― 1996. ― 30 авг.; Керимов И.А. Эволюция крымскотатарского художественного слова в конце Х1Х и начале ХХ века. ― Симферополь: «Крымучпедгиз», 1998. ― 184с.
[9] Юзеев А. Н. Место джадидизма в татарской общественной мысли конца XIX ― начала ХХ вв. // Эхо веков. ― 1999. ― № 1 ― 2. (Режим доступа: http://www.archive.gov.tatarstan.ru
[10] Урсу Д.П. Очерки истории культуры крымскотатарского народа (1921―1941гг.). ― Симферополь: Крымское учебно―педагогическое государственное издательство, 1999. ― 144с.; Хайрединова З.З. Деятельность таврического магометанского духовного правления в сфере конфессионального образования крымских татар XIX ― начале XX ст.// Культура народов Причерноморья: Научный журнал. ― Симферополь, 1997. ― №2 ― Вопросы духовной культуры ― Исторические Науки. ― С.79―84.; Юзеев А. Н. Место джадидизма в татарской общественной мысли конца XIX ― начала ХХ вв. // Эхо веков. ― 1999. ― № 1 ― 2. (Режим доступа: http://www.archive.gov.tatarstan.ru
[11] Гаспринский, Исмаил. Русское мусульманство. Мысли, заметки и наблюдения мусульманина. ― Симферополь, 1881. ― 64с. ― С. 29.
[12] Кавказские мусульмане по материалам Особого отдела канцелярии наместника Кавказа. (1912 г.). / Предисл. и публ. Д. Ю. Арапова. // Кавказский сборник. Т. 2 (34). ― М., 2005. ― С. 173.
[13] Рахимкулова М.Ф. Медресе "Хусаиния" в Оренбурге. — Оренбург, 1975. ―253 с.
[14] Рахимкулова М.Ф. Медресе "Хусаиния" в Оренбурге. — Оренбург, 1975. ―253 с.; Гаспринский И. Вопрос просвещения русских мусульман / Исмаил Гаспринский // Переводчик. ― 1883. ― №23. ― 18 ноября.
[15] Ганкевич В.Ю. Очерки истории крымскотатарского народного образования. Реформирование этноконфессиональных учебных заведений мусульман в Таврической губернии в XIX ― начале XX веков / В. Ю. Ганкевич. ― Симферополь : Таврия, 1998. ― 164 с.;
Гаспринский И. Вопрос просвещения русских мусульман / Исмаил Гаспринский // Переводчик. ― 1883. ― №23. ― 18 ноября.
[16] Ганкевич В.Ю. Очерки истории крымскотатарского народного образования. Реформирование этноконфессиональных учебных заведений мусульман в Таврической губернии в XIX ― начале XX веков / В. Ю. Ганкевич. ― Симферополь : Таврия, 1998. ― 164 с. ― С. 79.
[17] Гаспринский И. Учебники для школ и мектебов / Исмаил Гаспринский // Народная школа. Комплект одобренных учебников и пособий. ― Бахчисарай: электропечатня газеты «Терджиман». ― 1910. ― С.1.
[18] Ганкевич В.Ю. Очерки истории крымскотатарского народного образования. Реформирование этноконфессиональных учебных заведений мусульман в Таврической губернии в XIX ― начале XX веков / В. Ю. Ганкевич. ― Симферополь : Таврия, 1998. ― 164 с.
[19] Абибуллаева Э.Э. Педагогічні основи «Ходжа―и субїян» / Э.Э. Абибуллаева // Эстафета поколений : мат―лы науч. ―практ. конф. посвященной 130―летию со дня открытия Симферопольской татарской учительской школы (21―22 ноября 2002 г.) ― Симферополь : Доля, 2003. ― С. 62―68.
[20] Ганкевич В.Ю. Очерки истории крымскотатарского народного образования. Реформирование этноконфессиональных учебных заведений мусульман в Таврической губернии в XIX ― начале XX веков / В. Ю. Ганкевич. ― Симферополь : Таврия, 1998. ― 164 с. ― С. 58.
[21] Ганкевич В.Ю. Очерки истории крымскотатарского народного образования. Реформирование этноконфессиональных учебных заведений мусульман в Таврической губернии в XIX ― начале XX веков / В. Ю. Ганкевич. ― Симферополь : Таврия, 1998. ― 164 с. ― С. 120.
[22] Гаспринский И. Вопрос просвещения русских мусульман / Исмаил Гаспринский // Переводчик. ― 1883. ― №23. ― 18 ноября; Змерзлый Б.В. Обучение крымских татар на курсах профессиональной подготовки крымской АССР (1921―1941)// Культура народов Причерноморья: Научный журнал. ― Симферополь, 1997. ― №2 ― Вопросы духовной культуры ― Исторические Науки. ― С.163―167.; Сеитмеметова С. А. Учебники издательства И. Гаспринского для преподавания светских дисциплин в мусульманских школах //Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского: Серия «Исторические науки». Том 24 (63), № 2 : спецвыпуск «История Украины». 2011 г. С. 105― 110.
[23] ГААРК, ф.315, оп.1, д.1166, л.1―21; / Марков Е. Материалы по вопросу об образовании крымских татар, извлеченные из дел таврической дирекции училищ и других, местных источников директором Таврических училищ Марковым//Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев. ― СПб.: Тип. товарищества «Общественнаяпольза», 1869. ― С.99―101.
[24] ГААРК, ф.315, оп.1, д.1166, л.1―21; / Марков Е. Материалы по вопросу об образовании крымских татар, извлеченные из дел таврической дирекции училищ и других, местных источников директором Таврических училищ Марковым//Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев. ― СПб.: Тип. товарищества «Общественнаяпольза», 1869. ― С.99―101.
[25] ГААРК.Ф.Р―998.Оп.1.Д.183.Л.16.Д.186.Л.9/ Культура крымских татар: конец XVIII века―первая половина XX века (справочник―указатель архивных документов). ― Симферополь. ― 38с.
[26] ГААРК.Ф.Р―998.Оп.1.Д.183.Л.16.Д.186.Л.9/ Культура крымских татар: конец XVIII века―первая половина XX века (справочник―указатель архивных документов). ― Симферополь. ― 38с.
[27] ГААРК.Ф.Р―998.Оп.1.Д.183.Л.16.Д.186.Л.9/ Культура крымских татар: конец XVIII века―первая половина XX века (справочник―указатель архивных документов). ― Симферополь. ― 38с.
[28] Бекирова Э.Ш. Подготовка педагогических кадров для национальной крымскотатарской школы (начало XIX ― конец ХХ вв.): дис. ... канд. пед. наук: 13.00.01 ― История педагогики/ Бекирова Эльмира Шевкетовна. — Ялта, 2007. — 205с. ― С. 76.; Керимов И.А. Осман Акчокраклы // Голос Крыма. ― 1996. ― 18 окт.; Керимов И.А. Абибулла Одабаш // Голос Крыма. ― 1996. ― 6 нояб.; Керимов И.А. Бекир Чобан― заде // Голос Крыма. ― 1997. ― 4 янв. 1938 апр. 17.; Рахимкулова М.Ф. Медресе "Хусаиния" в Оренбурге. — Оренбург, 1975. ―253 с.
[29] ГААРК.Ф.Р―998.Оп.1.Д.183.Л.16.Д.186.Л.9/ Культура крымских татар: конец XVIII века―первая половина XX века (справочник―указатель архивных документов). ― Симферополь. ― 38с.
[30] ГААРК.Ф.Р―998.Оп.1.Д.183.Л.16.Д.186.Л.9/ Культура крымских татар: конец XVIII века―первая половина XX века (справочник―указатель архивных документов). ― Симферополь. ― 38с.
[31] Абибуллаева Д.И. Прогрессивные педагоги―реформаторы в народном образовании крымских татар в конце XIX — начале ХХ века // Культура народов Причерноморья. ― 1998. ― № 5. ― С. 157―162.; Абибуллаева Д.И. Формирование и развитие государственной системы народного образования крымских татар (1870―1920 гг.) : дис. …канд. ист. наук: 07.00.02 ― Всемирная история/ Абибуллаева Диляра Ильясовна. ― Киев, 2005. ― 214с. ― С. 87.
[32] Керимов И.А. Эволюция крымскотатарского художественного слова в конце Х1Х и начале ХХ века. ― Симферополь: «Крымучпедгиз», 1998. ― 184с. ― С. 124.
[33] Керимов И.А. Сеит Абдулла Озенбашлы // Голос Крыма. ― 1996. ― 6 сент.
[34] Керимов И.А. Эволюция крымскотатарского художественного слова в конце Х1Х и начале ХХ века. ― Симферополь: «Крымучпедгиз», 1998. ― 184с.
Действия:

0 коммент.:

Yorum Gönder