25 Aralık 2015 Cuma

Массовый героизм солдат и офицеров крымских татар во второй мировой войне. ( По данным Центрального архива министерства обороны Российской Федерации)

В последнее время наблюдается активность всякого рода политических деятелей, в частности депутатов Верховной Рады Украины (фракция коммунистов),  заканчивая отдельными историками, которые в открытой или завуалированной форме пытаются оправдать злодеяния советской тоталитарной системы, сталинский геноцид в отношение, как отдельных граждан, социальных групп, так и целых народов. Основная цель этой «информационной войны» уйти от ответственности и оправдать преступников, совершивших геноцид в отношении крымскотатарского народа, «узаконить» его последствия и результаты. Общеизвестно, что геноцид как преступление против человечности не имеет срока давности, уже нет в живых тех, кто непосредственно совершил это преступление, но остаются идейные наследники, намеренно искажающие исторические факты, занимающиеся манипулированием цифр, взятых «с потолка» или  нацистских и советских пропагандистских документов, в которых фигурируют мифические данные о количестве коллаборационистов из числа крымских татар, вольно или невольно включая в их число погибших на фронтах, инвалидов и всех выживших в этой войне.

В этой связи исследования проблем истории второй мировой войны как глобального, так и локального характера  не теряют своей актуальности, не смотря на то, что величайшая трагедия двадцатого века все дальше и дальше по времени отдаляется от нас. Исследование многих ее проблем требуют новых подходов исходя из появившихся возможностей анализа и доступа к тем информационным базам источников, которые были ранее ограниченны или вовсе не доступны.
Война и последовавшая в ходе нее тотальная депортация (1944г.) отразились на судьбах всех без исключения солдат и офицеров крымских татар. Их, как победителей в войне с нацизмом, унизили и оскорбили самым жестоким образом. Сталинский режим не позволил им вернуться в родные села и города к своим семьям. Их семьи были в мае 1944 года тотально депортированы из Крыма в отдаленные районы СССР, в то время когда они воевали и погибали, получали увечья на полях сражений. Многие выжившие в войне солдаты и офицеры, демобилизованные из армии после победы, не нашли свои семьи, которые к этому времени умерли от голода и болезней в местах спецпоселений. Только за первые два года нахождения в местах спецпоселений умерло 46,2% выселенных из Крымской АССР крымских татар, значительную часть которых составляли дети, женщины и старики. Весь послевоенный период вплоть до самого распада СССР для крымских татар существовали жесткие запреты и ограничения на возвращение на историческую родину. Все эти годы народ организованно боролся за возвращение и восстановление своих попранных прав. В этой борьбы с тоталитарной системой офицеры и рядовые ветераны войны – крымские татары, проявили еще раз свой героизм, до последних дней своей жизни боролись за возвращение на родину, абсолютное большинство их умерло в местах изгнания.
На протяжении десятилетий газета «Ленин байрагъы» («Ленинское знамя»), которая стала издаваться на крымскотатарском языке с мая 1957 года в Узбекской ССР, в рубрике «Джесарет» («Подвиг») публиковала материалы об участии крымских татар во второй мировой войне. В издательстве им. Гафура Гуляма (г. Ташкент), была  издана серия сборников с очерками об участниках войны, Героях Советского Союза – крымских татарах. Писателем Риза Фазылом, был подготовлен и издан сборник очерков о женщинах крымских татарках – участницах войны «Аналар яш экенде» («Когда матери были молодыми») [1]. После возвращения в Крым коренного народа в крымскотатарских средствах массовой информации на крымскотатарском и русском языках систематически публикуются материалы об участниках боевых действий. Писателем, журналистом, исследователем этой проблемы Аблязизом Велиевым в последние годы изданы ряд книг, посвященных участию крымских татар во Второй мировой войне. Книга «Къараманлар ольмейлер» («Герои не умирают» 2005 г.) [2], содержит информацию о Героях Советского Союза и полных кавалерах ордена «Славы». Второй сборник «Дженк офицерлери» («Боевые офицеры» 2007 г.) [3] содержит информацию о 1200 офицерах крымских татарах. Третий сборник «Муаребе аскерлери» («Солдаты войны» 2011 г.)  включает информацию о 2500 солдат и сержантах и дополнительно о 100 офицерах, не вошедших во вторую книгу [4].
Сегодня появились новые возможности в освещении неисследованных  проблем второй мировой войны, и в том числе участия в ней крымских татар. Круг и количество первичных источников неимоверно увеличился в связи с созданием по указу президента Российской Федерации Обобщенного банка данных «Мемориал» («Подвиг народа»)[5], благодаря которому стала доступна информация о картотеках немецких концлагерей на военнопленных солдат и офицеров Красной армии, о погибших, попавших в плен, пропавших без вести.
К настоящему времени существует ряд проблем связанных с определением численности крымских татар призванных в РККА с началом войны, проходивших срочную службу к началу войны  и кадровых военнослужащих РККА и флота, а также служивших в других войсках (НКВД и др.). Достоверность информации даже официальных советских источников выглядит абсурдной. Из докладной записки  Б.З. Кобулова и И.А. Серова направленной 22 апреля 1944 года на имя наркома внутренних дел СССР Л.Берии – «Все призванные в Красную Армию (из Крымской АССР) составили 90 тысяч чел., в том числе 20 тыс. крымских татар. …20 тысяч крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении ее из Крыма». Это всего лишь один пример манипуляции на государственном уровне недостоверными цифрами, а точнее тотальной дезинформации.
В июне – июле 1941 года в Крыму были призваны в армию все военнообязанные граждане разных возрастов подлежащие мобилизации. И в том числе и крымские татары, которые были в абсолютном большинстве направлены на формирование частей воевавших за пределами  крымского полуострова. [6]. По данным Государственного архива Российской Федерации численность возвратившихся с фронта и ставших на учет как спецпереселенцев  1945 – 1946 гг. крымских татар составила 8995 человек из них 524 офицера, 1392 сержантского состава и  7079 рядовых. [7]. Нет информации о численности погибших, пропавших без вести, попавших в плен военнослужащих  крымских татарах. Нет информации о численности крымских татар, продолжавших служить в армии и других военных формированиях после окончания войны, которые не находились на спец.поселении и спец.учете. А. Велиев в своих книгах дает информацию собранную лично, редакцией газеты «Ленин байрагъы» («Ленинское знамя») на протяжении десятилетий его издания в местах ссылки, а также взятую из «Книги памяти Автономной Республики Крым» о численности офицеров – крымских татар, которая превышает 1300 человек. Нами проанализированы наградные листы 5 000 солдат и офицеров разных национальностей (ровно столько выдается фамилий, при запросе из ОБД «Мемориал» только при введении одного из параметров поиска  «место призыва» – Крымская АССР). Кроме этого просмотрены списки включающих около 50 000 человек представителей тюркско-мусульманских народов СССР с общими, что и у крымских татар фамилиями (Асанов, Ибраимов, Ибрагимов, Османов и т.д.) награжденных во время войны, призванных различными районными  и городскими военкоматами  всех республик СССР. Военнообязанные крымские татары проживали во многих республиках СССР. По запросам с указанием как типичных так редко используемых крымскотатарских антропонимов (фамилия, имя, отчество) в различных вариациях. Даже при сходстве некоторой части имен, фамилий и отчеств тюрко-мусульманских народов, сочетание фамилии и имени, а также фамилии, имени и отчества дает почти 100 % результат по поиску военнослужащих крымских татар.  Антропонимы крымских татар и татар (Поволжья) также имеют свою специфику и отличаются друг от друга, в тоже время в наградных листах указывается национальность – татарин(ка), исключение составляют отдельные наградные листы, где указывается национальность «крымский татарин», «казанский татарин». Обработка большого массива наградных листов позволила установить предварительную численность офицеров крымских татар свыше 2 000 человек. При этом остается не обработанной до конца информация по потерям. В информационном  банке данных также имеются сведения по погибшим, пропавшим без вести (к настоящему времени все еще числится более 5 млн. человек), но не имеющим наград и по этой причине не попавшим в число более 13 млн. человек,  чьи наградные листы обработаны  ЦАМО  Российской Федерации и выставлены в ОБД «Мемориал».
При изучении содержания информации наградных листов на солдат и офицеров крымских татар, призванных на фронт районными и городскими военкоматами Крымской АССР,  становиться очевидным, что абсолютное большинство призванных из Крыма начало воевать на разных фронтах войны с июня 1941года. С первых же дней войны принимали участие в боевых действиях и военнослужащие, которые проходили срочную службу и   кадровые военные, чья  служба в РККА началась  еще с середины 20-х годов.
Информационная база «Мемориала» позволяет вернуть из забвения тысячи и тысячи имен крымских татар, и в том числе  представленных к званию «Герой Советского Союза». Нами собрана и проанализирована информация о  крымских татарах, представленных к этому высокому званию, но не награжденных, а также внести уточнения в  истории награждения уже известных Героев. Поиск таких Героев является достаточно кропотливым и затруднен тем, что многие крымскотатарские фамилии, имена, отчества искажены до неузнаваемости. Часто только после тщательного анализа нескольких наградных документов, справок о безвозвратных потерях удается идентифицировать человека: определить воинскую часть, в которой он служил,  занимаемую  должность, представлялся ли  он к наградам ранее. Вот краткая информация о представленных но не награжденных Героях.
Старший лейтенант Люманов Эмир Люманович, 1911 г.р. крымский татарин, в РККА с 1933 года, командир батальона 586 Гвардейского стрелкового полка 5-ой Гвардейской стрелковой дивизии. Был посмертно представлен (3 марта 1942года)  к званию «Герой Советского Союза» за проявленный героизм в боях под Ельней летом 1941 года. Наградной лист подписали командир полка майор Галат и военный комиссар полка старший политрук Черных [5]. Высшую награду Люманову заменили орденом «Ленина».  Люманов Эмир, по имеющимся у нас данным, является первым представленным из числа крымских татар к званию «Герой Советского Союза».
  Старшина второй статьи Халиев Асан Салиджанович (Салижанович) (в одном наградном листе Салиджарович, в другом Салижарович, допущена опечатка, 1915 г. р., татарин (крымский татарин). Халиев Асан, был призван в армию в июне 1941 года Евпаторийским городским военкоматом Крымской АССР. Снайпер 305 отдельного стрелкового батальона 83 Краснознаменной отдельной морской стрелковой  бригады, принимал участие в обороне Севастополя в 1941–1942 гг., защищал Северный Кавказ, имел ранения, до представления к званию «Герой Советского Союза» за  242 уничтоженных солдат и офицеров противника был награжден орденом «Красная Звезда» [5].
В наградном деле хранится приказ, подписанный командующим фронта Ив. Петровым, членом Военного Совета фронта Фоминых о награждении четырех снайперов орденом «Красное Знамя»: Зайнутдинова Калимуллу Вазыховича, Зубова Григория Федоровича, Уварова Ивана Алексеевича, Халиева Асана Салижаровича. В деле имеются Наградные листы на всех четырех награжденных. Халиев А.С за 242 уничтоженных гитлеровцев и  Зайнутдинов К.В. за 226  представлялись к званию «Герой Советского Союза». Уваров И.А. за 153 уничтоженных гитлеровцев и Зубов Г.Ф. за 118  к ордену «Красное Знамя». В итоге всех четверых наградили орденом «Красное Знамя». Халиев Асан дожил до победы (в 1985 г. к юбилею Победы был награжден орденом «Отечественная война» первой степени), у нас пока  нет  информации о том,  где он жил после войны.
Гвардии старший лейтенант  Керимов Абляз Хаирович, в базе данных на него имеются три наградных дела, 1919 г. р., татарин (крымский татарин), командир 3 эскадрона 56 Гвардейского кавалерийского полка, 14 кавалерийской Мозырьской, Краснознаменной дивизии, 7 кавалерийского корпуса, в РККА (Рабоче-крестьянской Красной армии) с сентября 1941 года [5]. Первым награждением Керимова стало представление его к званию «Герой Советского Союза» 1 февраля 1945 года. Все инстанции были за присвоения звания Героя за исключением последней  – инспектора кавалерии 1 Белорусского фронта генерал-майора Ильина, 2 марта 1945 года он расписывается под распечатанной резолюцией «Достоин награждения орденом «Красное Знамя».
В итоге «за форсирование реки Одер в составе главных сил полка, не допустивший прорыва противника к переправе, при создавшейся угрозе окружения 1- го эскадрона, расчистил путь от противника, присоединился со свои эскадроном к 1- му эскадрону, подвергся  окружению, отбил атаки противника и вывел эскадрон без потерь с поля боя», Керимов Абляз был награжден орденом «Красное Знамя».
Керимов Абляз дожил до дня Победы, прошел через унизительные процедуры спецкомендатур в местах депортации крымскотатарского народа в Самаркандской области, вернулся через полвека на Родину и умер в Крыму.
Сержант Чайлак Исмаил Умерович, 1900 г. р., татарин (крымский татарин), призван Судакским РВК Крымской АССР, в РККА с 28 июня 1941 года. В базе данных  имеется три наградных дела на Исмаила Умеровича [5]. Опечаток и ошибок в этих делах много. По двум делам в базе данных значится Чаплаков Исмаил Умерович, у которого год призыва в РККА значится 1942 и 1944годами Судакским РВК.
Из Наградного листа явствует: «Товарищ ЧАЙЛАКОВ в составе своего стрелкового отделения участвовал в штурмовом батальоне при прорыве сильно укрепленной обороны противника в районе местечка Ракув. Из своего ручного пулемета подавил две огневые точки противника и уничтожил до 25 солдат противника. Пройдя путь до трех сот километров от Ракува до реки Одер тов. ЧАЙЛАКОВ уничтожил при этом до 100 немецких солдат. При форсировании реки Одер крупного оборонительного пункта противника тов. ЧАЙЛАКОВ со своим отделением переправились через реку под сильным пулеметно – минометным огнем первым вскочил в населенный пункт Кебен где мешали огневые точки противника форсированию нашей пехоте через реку. Тов. ЧАЙЛАКОВ двумя гранатами уничтожил прислугу пулемета противника и сам лично лег за пулемет противника и повел огонь по уничтожению немцев. В этом бою уничтожил до 90 солдат противника и поджег два бронетранспортера и четыре автомашины. В этом жестоком бою тов. ЧАЙЛАКОВ взял в плен 32 солдата противника». « За мужество, упорство и решительность в проведении боевых операций обеспечивших нанесение врагу поражения сержант ЧАЙЛАКОВ достоин звания «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА». Командир 388 стрелкового Сандомирского полка подполковник Иванов 29.01.1945 года.
Заключение вышестоящих начальников. Командир дивизии Герой Советского Союза Гвардии генерал-майор Краснов – достоин присвоения звания «Герой Советского Союза». 30 января 1945 года. Командир 102 стрелкового корпуса генерал-майор Пузиков – достоин присвоения звания «Герой Советского Союза». 31 января 1945 года. Командующий войсками 13 армии генерал-полковник Пухов – достоин награждения орденом «Красного Знамени». 6 февраля 1945 года.
На этом военная эпопея Исмаила Умеровича, которому шел 45-ый год, не закончилась. 15 мая 1945 года командир 338 полка подполковник Иванов подписывает еще один Наградной лист, в котором представляет Чайлак (именно так) Исмаила Умеровича к ордену «Славы» 2-ой степени. Наконец-то Чаплаков, Чайлаков стал Чайлак Исмаил Умеровичем. В наградном листе указаны предыдущие награды орден «Славы» 3-ей степени, орден «Красное Знамя». В Наградном листе командир полка собственноручно пишет: «Разведчик тов. Чайлак при прорыве обороны немцев и форсировании реки Нейс 16 апреля 1945 года, скрытным путем переправился через реку на подручных средствах, смог разведать точно расположение огневых точек врага, в результате чего огнем минроты уничтожено и подавлено 2 батареи минометных и 1 Арт. Батарея. Сам тов. Чайлак при выполнении этого боевого задания уничтожил 6 немецких разведчиков. 17 апреля 1945 года при отражении контратаки противника связкой гранат подавил две пулеметных точки вместе с расчетом. За проявленную отвагу в бою и умение форсировать реки. Достоин правительственной награды  ордена «Славы» второй степени».  15 июня 1945 года награждается орденом «Славы» второй степени. Исмаил Чайлак, представленный к званию «Герой Советского Союза», но не получивший заслуженной награды, награжденный орденами «Красного Знамени», «Славы» третьей и второй степени, после окончания войны пополнил контингент спецпереселенцев. Исмаил Чайлак, не дожил до дня возвращения на Родину. Прах его покоится в местах спецпоселений.
Судьбу награждения званием «Герой Советского Союза» Исмаила Чайлака повторил командир стрелкового взвода 747 стрелкового полка, 172 стрелковой Павлоградской, ордена Суворова дивизии лейтенант Умеров Тимофей Абрамович, представленный к званию «Герой Советского Союза». Чайлак и Умеров воевали в одной 172 дивизии 102 стрелкового корпуса. Кроме того после решения командиров полков, затем командира дивизии Героя Советского Союза Гвардии генерала-майора Краснова 30 января 1945 года, командир корпуса генерал-майор Пузиков в один и тот же день, 31 января, выносит обоим решение: «Достоин присвоения звания «Герой Советского Союза». Командующий войсками 13 армии генерал-полковник Пухов разницей в четыре дня, 2 и 6 февраля 1945 года, ставит точку в их наградных делах, «достоин награждения орденом «Красного Знамени» [5].
Лейтенант Умеров Тимофей Абрамович, 1914 г.р., татарин, был призван в армию Приморским Райвоенкоматом Архангельской области. Из Архангельской области Вельским РВК был призван и другой боец, Умеров Усеин, 1911 г.р., татарин (крымский татарин), награжденный медалями«За отвагу» и «За боевые заслуги». Уточнить этническую принадлежность Умерова Тимофея Абрамовича будет несложно, изучив все архивные документы. В Архангельскую область из Крыма ссылали многих: раскулаченных сельских жителей, интеллигенцию, священников и другие категории населения. Умеров – распространенная фамилия среди крымских татар, у других тюркско-мусульманских народов она пишется – Омаров, Умаров, Гумаров. Из наградных дел призванных из Крымской АССР узнаешь много интересного и поучительного. Фамилии крымскотатарские, национальность указана татарин (фактически крымский татарин), имена и отчества – русские. Вот некоторые из них: Умеров Борис Михайлович 1917 г.р, сержант, призван Симферопольским ГВК, награжден орденами «Красное знамя» и «Славы» 3-ей степени, Мустафаев Алексей Матвеевич 1918 г.р., старший лейтенант, призван Алуштинским РВК, награжден орденом «Красная Звезда», Умеров Айдер Самуилович (возможно, Смаилович), 1920 г.р. сержант, призван Ялтинским ГВК, награжден орденом «Красная Звезда», Кадыров Яков Михайлович,1913 г.р., Гвардии капитан, призван Ялтинским ГВК, награжден двумя орденами «Красного Знамени», орденом «Красная Звезда», Мусаев Федор Михайлович 1920 г.р., лейтенант, призван Бахчисарайским РВК, награжден орденом «Красная Звезда» и др. При знакомстве с русскими, крымские татары называют свое имя, а в ответ звучит, «а как тебя зовут по-русски», через некоторое время по-русски названное имя переходит в официальные документы. Привожу ярчайшие примеры. Полный кавалер ордена «Славы» Насибулла Велиляев в наградных документах представлен как Леонид Велиляев[5]. Насибуллу в начале называют Леней, затем Леонидом. Герой Советского Союза Фетислям Абилович Абилов в наградных документах представлен как Анатолий Абилович Абилов. Фетислям – Толя – Анатолий – вот путь трансформации имени человека. Фетислям Абилов получил заслуженную награду только в перестроечное время.
Среди представленных  к званию «Герой Советского Союза»  во время войны и не удостоенных его Гвардии подполковник Абилов Анатолий (Фетислям) Абилович, 1915 г.р. татарин (крымский татарин)занимает особое место.Призванный в армию Джанкойским РВК Крымской АССР, командовавший в разное время гвардейским 130 стрелковым и 444 стрелковыми полками, дважды (1944 и 1945 гг.) представлялся к званию Героя [5]. История его двух представлений является настоящей эпопеей. В первом Наградном листе на командира 130 гвардейского стрелкового Краснознаменного полка 44 гвардейской стрелковой Краснознаменной, Барановичской дивизии, представленного к званию Героя командиром дивизии Гвардии генерал-майором Борисовым 9 сентября 1944 года содержащееся краткое описание боевых заслуг поражает воображение, но вышестоящие начальники решают по-своему. Командир 105 стрелкового корпуса генерал-майор Алексеев 13 сентября 1944 года пишет: «Достоин правительственной награды орден «Ленина». Командующий 65 армии генерал-полковник Батов и член Военного Совета армии генерал-майор Радецкий заключают: «Наградить орденом «Красное Знамя».
Второй Наградной лист на представление к званию «Герой Советского Союза»  подписан командиром 108 стрелковой дивизии генералом-майором Теремовым 25 апреля 1945 года. К этому времени гвардии подполковник Абилов, воевавший с июня 1941 года, уже был награжден тремя орденами «Красное Знамя» и орденом «Суворова» третьей степени. Из краткого изложения личного боевого подвига следует: «444 стрелковый Краснознаменный полк, выполняя боевой приказ – овладеть западным берегом ост. Одер /8 км. южнее г. ШТЕТТИН/, в ночь на 17.04.45 года подразделения полка, форсировав ост. Одер, ночной атакой овладели западным берегом ост. Одер и к утру очистили дамбу и вышли на восточный берег вест. Одер. Особо упорное сопротивление противник оказывал с береговых устоев моста, имея железобетонные казематы, которые не поддавались разрушению артиллерии. Только благодаря умелому руководству боем, личным бесстрашным действиям командира полка, задача была выполнена…» далее «В ночь 20.04.45 года 444 стрелковый Краснознаменный полк совместно с другими частями перешел в атаку с форсированием вест. Одер и первым ворвался в траншею противника, и к утру расширил плацдарм на 2 км. оседлав автостраду ЗАРАНЦИХ – БЕРЛИН, 22.04.45 года, расширяя плацдарм, перерезал шоссе ШТЕТТИН–БАРТЦ. Своими активными действиями полк обеспечил форсирование реки других частей…., в результате чего все части 46 стрелкового корпуса и приданные средства усиления – артиллерия и танки имели возможность выйти на западный берег вест. Одер. Противнику нанесен большой урон  в живой силе и технике. За героические действия полка и лично командира полка Гвардии подполковника тов. АБИЛОВА за форсирование ост. Одер, вест. Одер и проявленное  при этом мужество и отвагу гв. подполковник Абилов заслуживает присвоения звания «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА» с вручением ордена ЛЕНИНА и медали «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА»
Вышестоящие начальники оценивают подвиг Абилова по-разному. Командир 46 стрелкового корпуса Гвардии генерал-лейтенант Эрастов 28 апреля 1945 года налагает резолюцию: «Достоин присвоения звания ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА». Командующий 65 армией генерал-полковник Батов собственноручно пишет: «Достоин награждения орденом Ленина». 
В итоге Абилову второй раз не присваивают звание «Герой Советского Союза», он не удостаивается ордена «Ленина», его в очередной раз награждают орденом «Красное Знамя».  Генерал-полковник П. Батов в своих послевоенных книгах-воспоминаниях высоко оценивал боевые и командные качества Абилова. Что не позволило ему по достоинству оценить ратный подвиг одного из своих командиров полка во время войны? Спустя десятилетия в 1990 году к 45 годовщине Победы А. Абилов был в третий раз представлен к званию Героя и награжден им указом Президента СССР. Похоронен в Подмосковном  городе Жуковском.
Среди представленных к званию «Герой Советского  Союза», но не награжденных, значится капитан Джевдет Дерменджи 1918 г.р., татарин (крымский татарин), призван в армию Симферопольским РВК, командир 112 отдельного истребительного батальона. Был представлен к званию «Герой Советского Союза» 31октября командующим артиллерией 12–ой Армии генерал- майором Семиным [5]. К этому времени Дерменджи, призванный в армию в августе 1941 года, имел большой боевой опыт, был награжден орденами «Красного Знамени», «Александра Невского». Из Наградного листа на представление к званию: «26 сентября 1943 года батальон капитана ДЕРМЕНДЖИ, входя в состав десантной группы по сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем противника первым форсировал  реку Днепр. Переправившись на правый берег ДНЕПРА капитан ДЕРМЕНДЖИ с ходу повел подразделение к траншеям врага. С криками «Ура»….увлекая за собой, бросился в траншеи, забрасывая врага гранатами и уничтожая в рукопашной схватке. Батальон штурмом овладел сильно укрепленной полосой обороны противника, заставив его откатиться назад. Задача по овладению плацдармом на правом берегу ДНЕПРА была выполнена. В течение четырех суток батальон мужественно дрался с превосходящими силами врага, неоднократно отражая контратаки танков и пехоты противника, тем самым дал возможность переправиться остальным частям и основательно закрепить завоеванный плацдарм. Капитан ДЕРМЕНДЖИ был ранен, но продолжал командовать батальоном». Согласно данным Аблязиза Велиева, который неоднократно встречался с Героем, Джевдет Дерменджи был в списке из 29 человек представленных к званию «Героя Советского Союза», 28 были удостоены этого звания, кроме Дерменджи, его наградили орденом «Ленина» Указом Президиума ВС СССР от 22 февраля 1944 года. Всего за форсирование Днепра более тысячи солдат и офицеров удостоились звания Героя. Среди них наш соотечественник командир  2-го стрелкового батальона 175 стрелкового полка 58 Гвардейской, Красноградской стрелковой дивизии майор Абдуль Тейфук, батальон которого одним из первых форсировал Днепр и удерживал плацдарм на правом берегу. К званию «Герой Советского Союза» был представлен 27 октября 1943 года, награжден Указом Президиума ВС СССР от 20 декабря 1943 года [5.]. Следует сказать, что до присвоения звания Героя Абдуль Тейфук представлялся к орденам «Красное Знамя» (27 мая 1943 г.) и «Ленина» (3 октября 1943г.), но оба раза его награждали на два порядка ниже, соответственно орденом «Отечественная война» второй и первой степени. Абдуль Тейфук погиб в 1945 году на территории Германии, похоронен на Холме Славы во Львове. Совсем иначе сложилась история с награждением танкиста Азизова Фазыла.
Гвардии лейтенант Азизов Фазыл Асанович, 1917 г.р.,крымский татарин,уроженец деревни Къары Ленинского района Крымской АССР,командир взвода средних танков, второго танкового батальона 32 Краснознаменной гвардейской отдельной танковой бригады [5]. Азизов Ф.А. был призван в армию Микояновским РВК г. Астрахани в 1941 году. До войны  окончил танковое училище. Азизов Ф.А, был представленк званию Героя Советского Союза 10 апреля 1944 года за мужество и героизм, проявленный при прорыв вражеской обороны на Перекопе. Танк Азизова был подбит, получив тяжелое ранение, продолжал бой до потери сознания. Высшую награду – звание Героя Советского Союза ему заменили  на  орден «Красного Знамени». В 1969 году родственники погибшего героя получили из ЦАМО копию наградного листа. Электронную копию наградного листа в настоящее время можно получить из ОБД «Мемориал». Азизов Фазыл погиб в 1945 году при освобождении г. Вршац в Югославии. Неоднократные обращения родственников в высшие государственные органы СССР о присвоении уже посмертно Азизову Ф.А. звания Героя Советского Союза, как и обращения в Администрацию Президента Украины 2004-2005 гг. о присвоении звания Героя Украины (посмертно) оказались безрезультатными
Военная судьба еще одного танкиста-героя гвардии капитана Джелилова Нури оказалась более удачной, он вернулся с войны живым, но история представления к званию Героя Советского Союза повторилась один к одному, что и у выше перечисленных воинов.
Джелилов Нури,1913 г.р., татарин (крымский татарин) в армию призван в июне 1941 года Феодосийским ГВК Крымской АССР [5]. Джелилов к первой награде ордену «Красная Звезда» был представлен  10 января 1943 года, когда служил в отдельном Дивизионе разведки 3-ей Краснознаменной Кавалерийской дивизии, за активное участие в боях, будучи секретарем парторганизации Дивизиона разведки. Приказом по войскам 51 Армии от 16 марта 1943 года его награждают орденом «Красное Знамя». Это был первый и последний случай, когда его наградили наградой выше, чем он представлялся изначально. Из второго наградного листа, заполненного 2 февраля 1945 года узнаем, что гвардии капитан Джелилов Нури командует танковой ротой 90 Гвардейского тяжелого танкового полка 11 отдельной тяжелой танковой Корсуньской, Краснознаменной, ордена Суворова бригады. За бои на территории Польши, за овладение западной окраиной г. Познань за уничтожение живой силы и техники Джелилов представляется к ордену «Ленина». Приказом по войскам 61 армии от 22 марта 1945 года награждается орденом «Красное Знамя». Из третьего Наградного листа подписанного командиром полка Героем Советского Союза, Гвардии майором Калашниковым явствует, что командир роты тяжелых танков 90 Гвардейского тяжелого танкового полка, награжденный до этого двумя орденами «Красное Знамя» 2 мая 1945 года представляется к званию «Герой Советского Союза»: «За время ведения полком боевых действий по прорыву сильно укрепленной, глубоко эшелонированной обороны противника на левом берегу р. Одер с 14 апреля, и бои за овладение гор. Берлин с 43.04 по 2 мая 45 г. танковая рота под  командованием капитана Джелилова, прошла тяжелый, с ожесточенными боями путь. Успех роты зависел только от инициативы и находчивости лично тов. Джелилова.
В боях за овладение Рингенвальде, Райхенберг рота отличилась дерзкими действиями и маневром, использованием местности и огня танков. Что давало возможность пехоте с малыми потерями очищать населенные пункты от противника.
С выходом подразделений полка на окраины города Берлин, тов. Джелилов создал штурмгруппы, которые действовали непосредственно под его руководством. И прокладывая путь нашей пехоте, благодаря маневрированию обеспечил ей овладение кварталами Берлина с незначительными потерями.
Ведя бой за ул. Миллен штрассе, когда танки оказались окруженными фаустнниками, тов. Джелилов принял решение вести бой вне танка, и экипажи разбили группу фаустников гранатами и автоматным огнем. Принятым решением тов. Джелилов предотвратил танки от неминуемой гибели». Далее приводится статистика уничтоженной ротой живой силы и техники противника.
Вышестоящие начальники вынесли свой вердикт «Достоин ордена «Красное Знамя». Приказом по 5 ударной Армии от 8 июня 1945 года Джелилов Нури  в третий раз был награжден орденом «Красное Знамя».
А. Велиевым представлен вопиющий факт, связанный с гвардии старшиной Рефатом Османовым воевавшем с начала войны на разных фронтах, а в 1943–1945 гг. в составе  60 гвардейского стрелкового полка 20 гвардейской стрелковой дивизии 57 армии [2], участником парада Победы, награжденного двумя орденами «Красного Знамени», «Отечественной войны» первой степени, медалями. Османова в соответствии с приказом командира части № 06724 Старых от 27 февраля 1946 года 28 февраля командировали в Москву в Народный Комиссариат Обороны СССР для награждения, с предоставлением отпуска с 1 марта по 15 апреля сроком 45 суток. В командировочном предписании (в настоящее время хранится в семье) основанием для командировки указан «приказ командира части от 27 февраля на основании Указа президиума Верховного Совета Союза ССР для получения высшей правительственной награды звания Герой Советского Союза»». Прибыв в НКО СССР, Османов Р. выразил свое возмущение, тем, что его семью выслали из Крыма. После возникшего инцидента награду ему не вручили, а самого выслали из Москвы, указ о его награждении, видимо, аннулировали.
Принято считать, что в авиации существовали четкие нормативы по сбитым и уничтоженным самолетам, живой силе и технике противника, что наших славных летчиков Дважды Героя Советского Союза Амет-Хана Султана за 30 лично сбитых самолетов противника и 19 в группе в конце войны просто не могли не наградить второй звездой Героя, как и летчика штурмовой авиации Абдураима Решидова за огромные боевые заслуги в июне 1945 года. Все оказалось не так просто,  благодаря ОБД «Мемориал» мы теперь имеем два наградных листа на присвоение звания Героя, две истории (пока) награждения.
Первый наградной лист на звание Героя, на Решидова Абдраима (именно Абдраима, а не Абдураима, Абдуреима) Измайловича, старшего лейтенанта, командира эскадрилии 5 ближне-бомбардировочного авиаполка, был подписан командиром полка майором Соловьевым в начале ноября 1941 года[5].. Об этом факте нигде ранее не писалось. Не писалось и о том, что Решидов принимал участие в советско-финской войне. В строке «Чем ранее награжден», указано «пред. к Правительственной награде орд. «Красное Знамя» и орд. «Ленина». В наградном листе подробно описаны заслуги Решидова, к началу ноября 1941 года он уже имел 71 боевой вылет на бомбардировку войск противника, на разведку и другие задания. Последний абзац перечисления боевых заслуг гласит: «За проявленное мужество, смелость, железную решительность, отвагу и героизм, согласно приказу НКО №0299-41г. представляется к третьей высшей Правительственной награде «Герой Советского Союза».
Заключения вышестоящих начальников от командира авиадивизии полковника Губанова до командующего войсками ЮЖФРОНТА генерал-лейтенанта  Малиновского  7 января 1942 г за представление звания Героя.
 Приказом по войскам Южного фронта №0140/н от 23 февраля награжден  орденом «Ленина».
Орден «Ленина», которым наградили Решидова, по счету должен был быть вторым, а третьим полученный со звездой Героя в июне 1945 года. На всех фотографиях и в перечне наград мы видим только два ордена «Ленина». А где же первый? Получается, что Решидова не наградили по второму представлению к награде, орденом «Ленина», а по представлению к третьей награде к званию Героя в 1941 году, ограничились награждением орденом «Ленина».
Абдуреим Измайлович Решидов не только Герой войны, но и выдающаяся личность, чего стоит его послевоенная эпопея с возвращением на Родину в Крым. Будучи «Героем Советского Союза»  он мужественно перенес все глумления и издевательства  крымских партийных и советских властей, крымскотатарская общественность хорошо знает содержание  его открытого письма к маршалу авиации Вершинину с требованием решения вопроса  его прописки в Крыму. Абдуреим Решидов принимал активное участие в национальном движении крымскотатарского народа. Его боевой и жизненный путь настоящая эпопея мужества и порядочности, он единственный из Героев Советского Союза, полных кавалеров ордена «Славы» крымских татар похороненных на родине в Крыму.
Абдуреим Решидов по праву заслужил звания «Дважды Героя Советского Союза»  как и Джафер Осман Топчи дважды представленный к званию Героя, второй раз к сожалению  посмертно, но не разу не удостоенный это высокого  звания. Фамилия, имя и отчество правильно должны были писаться в следующей последовательности – Топчи Джафер Осман. В наградных листах имя указывается как фамилия.
Джафер Осман Топчи, 1921 года рождения, татарин (крымский татарин), майор, был призван в Красную Армию в марте 1940 года Бахчисарайским ГВК. На фронте с 22 июня 1941 года[5]. Из первого наградного листа на присвоение звания «Героя Советского Союза» явствует, что он к этому времени был награжден двумя медалями «За отвагу» и орденом «Отечественная война» второй степени. Краткое изложение боевого подвига «В полку с момента его формирования – марта 1942года. За время боевых действий  полка прошел большой путь от Дона до Днестра, командуя сначала взводом автоматчиков, а затем командиром батальона. В наступательных действиях батальона, проявил умение и исключительную храбрость при выполнении боевых задач. Имеет шесть ранений и по инвалидности освобожден от военной службы, но как патриот полка, после излечения всегда возвращался в свою часть.
В ночь с 13 на 14 .5.44 года, при наступлении батальона, в районе Дороцкое, умелым маневром и решительными действиями прорвал оборону противника  и в короткий срок захватил две линии траншей, открыв путь для наступления полку и в дальнейшем ликвидации плацдарма немцев в излучине Днестра.
В тяжелых, напряженных боях, в излучине Днестра с 14 по 21.5.44 года, батальон под командованием капитана ДЖАФЕР, попав в окружение и отрезанный от баз снабжения, стойко сдерживал натиск врага, отбивая ежедневно по 4-5 контратак противника, но не отступил ни на шаг.
По приказу командования, батальон в ночь с 20 на 21.5.44 года, прорвал вражеское кольцо окружения, где капитан ДЖАФЕР и личный состав батальона проявил исключительную организованность и выдержку. Лично капитан ДЖАФЕР возглавил ударную группу при выходе батальона из окружения и на приданном танке  раздавил четыре противотанковые пушки, два бронетранспортера, шесть автомашин и до 60 гитлеровцев. Достоин присвоения  звания «Герой Советского Союза».
Командир 610 СП подполковник Гурский  24 мая 1944 г.».
Высшую награду страны Джаферу Осману Топчи 29 июля 1944г. заменяют орденом «Красное Знамя».
29 сентября 1944года командир полка подполковник Губский представляет уже майора Джафера Османа Топчи, заместителя командира 610 стрелкового полка по строевой части за новые его подвиги к ордену «Александра Невского». Приказом по войскам 53 Армии от 4.11.44г. его награждают орденом «Александра Невского», который он уже не получит. Джафер Осман Топчи геройский погибнет в бою 10.10.44 года.
15 ноября 1944 года командир полка Гурский представит своего первого заместителя во второй раз к званию «Герой Советского Союза» (посмертно).
На этот раз командир 203 стрелковой Запорожской Краснознаменной дивизии вынесет решение «Достоин высшей Правительственной награды – ПРИСВОЕНИЯ ЗВАНИЯ «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА». 18 ноября 1944 года. Заключение Военного Совета Армии – «Достоин присвоения звания «Герой Советского Союза». Командир 57 Стрелкового корпуса генерал – майор Осташенко. 28 ноября 1944 года. Заключение Военного Совета Фронта – «Достоин ордена Отечественной войны первой степени». Командующий 53 Армией генерал-лейтенант Манагаров. 16 декабря 1944 года.31.12.44 г. награжден орденом Отечественной войны первой степени.
Шесть раз раненный боевой офицер, освобожденный от военной службы, награжденный орденами и медалями Джафер Осман Топчи после каждого ранения возвращается в свою часть и продолжает воевать. Дважды представленный в 1944 году к званию  «Герой Советского Союза» и дважды не удостаивается им даже ценой своей жизни. Первое представление было сделано 24 мая, второе 15 ноября 1944года, оба представления после объявления крымских татар «народом – предателем».
Крымские татары до войны проживали во многих областях и республиках за пределами Крымской АССР, откуда призывались на службу, а после начала войны на фронт.
Закирья Усеин Захарович (Закирьяевич)1908 года рождения, татарин (крымский татарин), уроженец г. Бахчисарая. В Красной Армии с мая 1941 года. Был призван Старо-Керменчикским РВК, Сталинской области (ныне Донецкая). Старший лейтенант, заместитель командира 2-го стрелкового батальона по политической части 910 Стрелкового полка 243 Стрелковой Никопольской Краснознаменной дивизии[5].
На старшего лейтенант Закирья Усейна пока имеется только один наградной лист с представлением его к высшей Правительственной награде – званию «Герой Советского Союза» (посмертно), который подписан командиром 910 стрелкового полка майором Костенко 23 мая 1944 года. Из наградного листа явствует: «14-15 мая 1944 года в боях по ликвидации плацдарма противника на левом берегу реки Днестр тов. ЗАКИРЬЯ, будучи в боевых порядках батальона действовал смело и решительно.
В этих же боях при наступлении батальона на деревню Кошница, он, находясь в 5-й стрелковой роте, личным примером воодушевлял бойцов на стремительное движение вперед и беспощадное уничтожение фашистов. Тов. ЗАКИРЬЯ лично убил 2 немцев.
20.5.44года, когда батальон, где находился тов. ЗАКИРЬЯ стрелковым ротам угрожало окружение, он не струсил, а занял круговую оборону и отражал яростные контратаки противника.
В этот день противник пытался контратаковать подразделение, где находился тов. ЗАКИРЬЯ, последний встретил сильным пулеметным и автоматным огнем руководимыми им ротами.
Но, не смотря на то, что тов. ЗАКИРЬЯ был  уже тяжело ранен,  не ушел с поля боя, а продолжал командовать батальоном.
Превозмогая боль от тяжелого ранения тов. ЗАКИРЬЯ продолжал командовать батальоном до тех пор пока не отразил 3 яростных контратаки противника. В этом бою было уничтожено до 50 гитлеровцев. Тов. ЗАКИРЬЯ, как подлинный герой дрался  с ненавистным врагом до последней капли крови.
За проявленные боевые подвиги перед Родиной, смелость, мужество и отвагу тов. ЗАКИРЬЯ достоин высшей Правительственной награды звания «Герой Советского Союза». ПОСМЕРТНО.»
С представлением командира полка на присвоение звания «Героя Советского Союза» Закирья Усейну, согласен командир дивизии, но вышестоящее начальство наградило Героя только орденом «Отечественной войны» первой степени.
Месутов Веис Асанович 1919 года рождения, татарин (крымский татарин). В Красную Армию призван в 1939 году Алуштинским РВК Крымской АССР. Старший лейтенант, командир 2-ой батареи 670 Зенитного Артиллерийского полка 5-ой Зенитной дивизии РГК[5].
До представления к званию «Герой Советского Союза» в октябре 1943 года, в июле этого же года был представлен и 24 июля награжден орденом «Красная Звезда».
В наградном листе на присвоение звания «Герой Советского Союза» Месутова Веиса (посмертно) написано, что он принимал участие в боевых действиях с 23 июня 1941 года на Северо-Западном затем Калининском, Воронежском, Степном фронтах. Из краткого, конкретного изложения личного боевого подвига или заслуг: «… прикрывая переправу через сев. Донец его батарея под арт.минометным и ружейно-пулеметным огнем пр-ка выполняла боевые задачи и не допускала авиации пр-ка бомбардировать переправу в районе Топлинка. В этот период его батарея сбила 4 самолета противника, за что он был награжден орденом «Красная Звезда». При форсировании Днепра нашими войсками  его батарея надежно прикрывала их с воздуха в результате чего наши части от бомбардировки потерь не имели. 5.10.43 батарее т. Месутова было приказано первым форсировать р. Днепр.  т. Месутов под арт.минометным огнем пр-ка форсировал р. Днепр не имея потерь в личном составе и технике и своевременно выполнил боевую задачу. В этот период батарея Месутова сбила 2 самолета противника. 8.10.43 при выполнении боевой задачи т. Месутов погиб смертью храбрых в бою, оставаясь до конца своей жизни верным присяге и Соц. Родине. За геройство в боях за нашу Советскую Родину, за форсирование первым р. Днепр т. Месутов Достоин звания «Герой Советского Союза»
Приказом по Армии 16.11.1943 года награжден орденом «Красное Знамя». После командиров батальонов Абдуля Тейфука, Джевдета Дерменджи, командир батареи Веис Месутов был третьим из крымских татар представленных к званию Героя за форсирование реки Днепр, а четвертым был командир стрелковой роты Хаиров Сулейман.
Хаиров Сулейман Абдулович 1922 года рождения, татарин, (нет сомнений, что крымский татарин), старший лейтенант. В армию призван 1 августа 1941года Бакинским ГВК [5]. Скорее всего, после окончания Бакинского пехотного училища в звании лейтенанта. Некоторые детали мы еще уточним в ЦАМО. На Хаирова Сулеймана имеется три наградных листа, все они подписаны командиром 589 Стрелкового полка, 108 Стрелковой дивизии, 50 Армии 1-го Белорусского фронта полковником Гречко в течение 1944 года.
Второй раз командира 2 роты старшего лейтенанта Хаирова Сулеймана имевшего уже четыре ранения представили к званию «Герой Советского Союза». Из наградного листа: «При форсировании реки Днепр и во время жестоких боев с немецкими захватчиками на правом берегу Днепра в Быховском районе, Могилевской области 22-25 февраля 1944 года, тов. Хаиров С. А. проявил себя героем и показал исключительный образец правильного руководства боевыми действиями роты. Умело подготовив личный состав  т. Хаиров, под ураганным огнем противника, первый с ротой перешел р. Днепр и закрепился на правом берегу. Противник делал неоднократно яростные попытки сбросить роту Хаирова в Днепр, но он умело организовал оборону занятого выгодного рубежа и отбил все контратаки немцев, дружным залповым и метким огнем. Развивая дальнейший успех, рота т. Хаирова стремительным броском овладела дер. Адаменка, не отрываясь от противника, выбила его из следующих траншей, не давая в них закрепиться немцам. Наступая все время в авангарде полка рота т. Хаирова заняла далее пос. Земледелие и 25.244г. провела жестокий бой с противником в лесу, где немцы 4 раза бросались в яростные контратаки, т. Хаиров во главе роты стойко и  решительно боролся, личным примером доблести и отваги …. В этом бою тов. Хаиров был ранен, но так же стойко продолжал командовать ротой, пока противник не был разбит и отброшен назад, только после этого через ПМП (полевой медицинский пункт - прим. авт..) т. Хаиров был отправлен в госпиталь.
За исключительную личную храбрость и доблесть проявленные в боях с немецкими оккупантами, т. Хаиров С.А достоин высшей Правительственной награды – звания «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА». 9 марта 1944г. Командир 539 стр. полка полковник  ГРЕЧКО. Заключения вышестоящих начальников. Достоин награждения высшей Правительственной наградой орденом «ЛЕНИНА» с присвоением звания «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА» Командир 108стрелковой дивизии Гвардии Полковник Теремов 10 марта 1944г. Отметка о награждении.  Награжден орденом«Красное Знамя» приказом по 50-ой  Армии 10.4.44г.
Еще один пример и еще одна военная судьба представителя  славного корпуса крымскотатарских офицеров. В книгах писателя и журналиста  Аблязиза Велиева «Къараманлар ольмейлер» («Герои не умирают» 2005 г.) и «Дженк офицерлери» («Боевые офицеры» 2007 г.) есть подробная информация о гвардии полковнике Идрисе Хайбулаеве награжденного за боевые подвиги тремя орденами «Красного Знамени», орденом «Отечественной войны» первой степени и многими медалями. Прошедшего путь от командира взвода до командира полка. В этих книгах не достает весьма существенной информации о том, что 16 марта 1942 года, будучи еще командиром взвода лейтенант Идрис Хайбулаев был представлен к званию «Герой Советского Союза».
Хайбулаев Идрис 1915 года рождения, татарин (крымский татарин), родом из Судакского района Крымской АССР. В Красной армии с 1933 года, на фронте с февраля 1941 года. На фронт призван Алма-Атинским ГВК Казахской ССР после окончания военного училища [5]. До представления к званию «Герой Советского Союза» наград не имел.
Командира взвода автоматчиков 1-го отдельного стрелкового батальона 39 отдельной стрелковой бригады Хайбулаева Идриса представили к званию Героя командир батальона подполковник Полевик, военный комиссар батальона старший батальонный комиссар Багаев: «В бою под деревней Починки 29 января 1942г. тов. ХАЙБУЛАЕВ проявил исключительное геройство в борьбе против фашистских извергов.
На рассвете 29 января 1942 г. батальон на большаке между КРЕСТАМИ  и ВЕЛИЖЕМ, встретив большой обоз противника с пехотным прикрытием, атаковал его. Фашисты, укрывшись за сани, орудия и убитых лошадей, вели по батальону ураганный огонь, не давая возможности батальону броситься в атаку. Лейтенанту ХАЙБУЛАЕВУ со взводом было приказано переползти через большак и атаковать противника с тыла. Тов. Хайбулаев это приказание выполнил с честью; … Тов. ХАЙБУЛАЕВ подбежал к брошенному фашистами орудию, зарядил его и стал расстреливать артиллерийским огнем убегающих фашистов. Но в это время тов. Хайбулаев был ранен в обе ноги и после ранения, несмотря на то, что не мог стоять на ногах, он расстреливал фашистов из своего автомата. Действия тов. ХАЙБУЛАЕВА обеспечили полностью выполнение задания батальону».
Приказом по войскам Калининского фронта №0263 от 22 июля 1942 года Хайбулаева Идриса наградили орденом «Красное Знамя». Это была его первая награда.
Из историй награждений солдат и офицеров из числа крымских татар можно сделать некоторые выводы. 
В начальный период войны и особенно в первый год  из-за тяжелых поражений и отступлений РККА, огромных потерь убитыми, ранеными, попавшими в плен количество награждений было во много раз меньше, чем в заключительный период. Замена награды Эмира Люманова со звания Героя (посмертно) на орден «Ленина» за тяжелые бои лета 1941 года, в начале 1942 года можно объяснить именно этими причинами. Проведенный нами анализ более двух тысяч наградных листов солдат и офицеров крымских татар, извлеченных из ОБД «Мемориал», показал, что буквально с первых дней войны крымских татар представляли и награждали самыми высокими наградами СССР.  За отражение танковой атаки на Западной границе, уже на третий день войны 24 июня 1941 года представили, а 22 июля Указом Президиума Верховного Совета СССР наградили орденом «Красного Знамени» командира орудия 141 гаубичного артиллерийского полка младшего сержанта Усейнова Саид Халиля, призванного Ялтинским ГВК[5]. Из наградного листа: «…Командир орудия Усейнов остался у орудия один, остальной расчет не мог работать у орудия, не давала истребительная авиация противника. Но не испугался свинцовых пуль командир орудия Усейнов, он продолжал прямой наводкой расстреливать танки противника. Многие танки были охвачены пламенем огня, а враг продолжал свое движение на огневую позицию. Передний танк противника был на расстоянии  150 метр. от огневой позиции, командир орудия метко навел 152 мм. гаубицу на танк и вражеский танк запылал. Радость т. Усейнова описать нельзя т. Усейнов вскочил на лафет гаубицы и начал танцевать, эта была победная радость комсомольца Усейнова. В этом бою Усейнов прямой наводкой вывел из строя 3 танка, управляя один орудием».
В самый тяжелый период обороны Москвы в ноябре – декабре 1941 года летчики-истребители, летчики-штурманы крымские татары, воевавшие в истребительной, штурмовой авиации защищали небо столицы. Младший лейтенант Аджи-Халиль Абдарман (Абдраман) Ахтем из деревни Ай-Василь, проживавший на улице Ленина 32, которая располагается над Ялтой, служивший в бомбардировочной авиации, 46 авиаполку, 10 декабря 1941 года был награжден орденом «Красного Знамени» [5]. К этому времени у него было более 40 боевых вылетов на бомбардировку противника и разведку, а через два дня экипаж не вернулся с боевого задания. К настоящему времени установлены фамилии более 250 авиаторов крымских татар, выпускников Качинской, Павлоградской и других авиашкол.
Крымские татары воевали во всех родах войск, были награждены всеми орденами и медалями СССР за исключением только ордена  «Победа», от  медали «За боевые заслуги» до ордена «Ленина» и звания Дважды Героя Советского Союза, стали полными кавалерами ордена «Слава», среди них есть награжденный четырьмя медалями «За отвагу» (Абулкаим Эбулисов) [5].
На заключительном этапе войны, когда велись масштабные наступательные операции по освобождению советской территории и разгрому нацисткой Германии, происходило самое большое по количеству награждений и в том числе званием «Герой Советского Союза», в это время крымские татары, как правило, уже не награждались высшими наградами. Причиной этому было изменение «статуса народа», перевод его в разряд «народов предателей», список которых к концу войны увеличился. К этому времени были репрессированы и депортированы двенадцать народов, а также различные этнические группы.
Часть солдат и офицеров, из числа репрессированных народов, демобилизовали из армии до окончания войны и отправляли в трудовую армию и в места спец.поселений на самые тяжелые работы, их положение мало чем отличалось от положения немецких военнопленных. Зам. начальника отдела спецпоселений НКВД СССР полковник Государственной Безопасности Мальцев 10 октября 1944 года докладывает Заместителю Народного Комиссара Внутренних дел Союза ССР Чернышеву «Демобилизованные из армии спецпереселенцы прибыли к месту расселения в летнем армейском, вполне исправном обмундировании. Работая в лесу без спецодежды свою одежду и обувь изорвали. На некоторых стахановцах одежда настолько истлела, что не поддается никакому ремонту […]. Необходимо отметить также отсутствие у спецпереселенцев постельных принадлежностей: одеял, подушек, простыней. Отсутствие одеял приводит к тому, что спецпереселенцы используют для этой цели свои уже достаточно поношенные шинели, что приводит к антисанитарии и способствует вшивости. […]  …в июле был период, когда кормили исключительно похлебкой из крапивы с небольшой примесью овсяной муки. Стоимость такой похлебки составляла 6 копеек. […] Одеждой и обувью спецпереселенцы не обеспечены, производят впечатление оборванцев, а между тем многие из них на груди носят ордена и медали» (ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.157, лл. 51-55) [8]. Ратный подвиг солдат и офицеров репрессированных народов не был по достоинству оценен, особенно в той части, когда дело касалось награждения званием Герой Советского Союза. Формируемый в общественном сознании миф о «народах предателях» еще тогда мог быть легко развенчан. Замену наград на награды более низкого статута можно проследить на примере офицеров, особенно старших. На гвардии майора Османова Рефата, начальника штаба артиллерии 38 гвардейской стрелковой дивизии, имеется 3 наградных листа с подробным перечислением его боевых заслуг в ноябре 1944 года, феврале и мае 1945 года. Его дважды представляют к ордену «Красного Знамени» и оба раза заменяют орденом «Отечественной войны» первой степени, в третий раз представляют к ордену «Кутузова» третьей степени и эту награду заменяют орденом «Отечественной войны» но уже второй степени[5]. Замена наград происходит, как правило, в последней инстанции. Примеров таких достаточно много.
Кроме перечисленных выше солдат и офицеров крымских татар, представленных к высшей награде СССР, наградные листы которых можно извлечь из ОБД «Мемориал» и других источников. География призыва крымских татар в армию и на фронт обширна, что подтверждают нами перечисленные Герои, поиск других продолжается.
Среди них числится  гвардии полковник Сулейманов Усеин, командир 1242 полка 374 стрелковой дивизии 54 армии, к званию Героя был представлен за прорыв блокады Ленинграда в районе Синельниково.
За проявленный  героизм при обороне Севастополя был представлен к высшей награде командующим Черноморским флотом вице-адмиралом Ф.С. Октябрьским командир пулеметного отделения 8 отдельной бригады морской пехоты старшина второй статьи Языджиев Исмаил. Командующий флотом лично перед строем поздравил его с высокой наградой. О героизме И. Языджиева в своих воспоминаниях пишет участник обороны г. Севастополя впоследствии дослужившийся до звания контр-адмирала М.Г. Байсак. Участник парада Победы 24 июня 1945 года Чалбаш Эмир-Усеин, во время войны командир эскадрильи49Краснознаменного истребительного авиационного полка, сбил лично 11 самолетов противника и 6 в составе группы. Подготовил и обучил за время войны сотни молодых летчиков, войну закончил в звании подполковника, после войны, будучи полковником, командовал авиационным полком. 
Только через полвека после окончания войны солдаты-победители получили формальное право возвратиться на родную землю, за которую они проливали кровь, большинство не дожило до этого времени,  прах многих из них покоится вдали от родного Крыма. 
«Война для крымскотатарского еще не окончена. Война считается оконченной лишь тогда, когда последний погибший солдат будет захоронен, последний пленный обменен и последний живой вернется с фронта. Последние оставшиеся в живых солдаты-победители – крымские татары – через 65 лет (2010г.) после Победы, вынужденно проживающие в местах изгнания, все еще не могут вернуться домой с войны, и умирают на чужбине. Пройдет еще некоторое время и не станет последнего солдата победителя вернувшегося с войны, но недошедшего до родного дома. Все это ляжет позором на страны правопреемницы СССР, которые несут ответственность за преступления тоталитарного режима». Эти слова были произнесены мною 24 апреля 2010 года на заседании гуманитарной секции международной конференции «Университеты и общество» в МГУ им. Ломоносова в Москве в присутствии двух сотен ученых историков, философов, социологов, политологов, языковедов, педагогов. Наше прошлое всегда должно быть с нами.
(орфография и пунктуация документов сохранена)

Источники и литература:

1. Аналар яш экенде. Очерки. Ташкент. Гафура Гуляма,1977. –  288 с.
2. Велиев А. Къараманлар ольмейлер /А. Велиев /.– Симферополь : Крымучпедгиз , 2005. – 348 с.
3. Велиев А. Дженк офицерлери / А. Велиев / Симферополь. АнтиквА, 2007. – 392 с.
4.Велиев А. Муаребе аскерлери /А. Велиев/. Симферополь. Крымучпедгиз, 2011.– 478 с.          
5. Обобщенный банк данных «Мемориал»: [Электронный ресурс]:– Режим доступа: http//www.obdmemorial.ru.
6. Поляков В. Е. Страшная правда о Великой Отечественной. Партизаны без грифа «Секретно» / В. Е. Поляков. –Москва : Яуза-пресс, – С.390 -417.
7. Бугай Н. Ф. Депортация народов Крыма /Н. Ф. Бугай. – Москва, «ИНСАН», 2002. – С. 193.
8. Бекирова Г. Т. Крым и крымские татары в ХIХ-ХХ веках : Сборник статей / Г. Т. Бекирова. – Москва, 2005. –  С. 132-134.

Р.Д. Куртсеитов


Действия:

0 коммент.:

Yorum Gönder