28 Nisan 2017 Cuma

Изучение модальных слов в крымскотатарском языке

Саттарова С.С.

В языкознании модальность является понятийной категорией, которая характеризует отношение говорящего к содержанию высказывания или соотнесенность высказывания с действительностью. Следовательно, модальность в любом её проявлении – это, прежде всего, выражение отношения говорящего к реальности. По мнению основоположника концепции модальности Ш. Балли, модальность возникает в результате активной деятельности говорящего и является душой предложения [1].
 В тюркских языках проблеме модальности посвящены исследования М.З. Закиева, М.В. Зайнуллина, Н.Е. Петрова, Д.А. Кекиловой, Р.А. Камильджановой. Различные аспекты модальности исследованы в работах Ф.Р. Зейналова, Р.Г. Сибагатова, Р.Г. Минниахметова и др.

Категория модальности включает в себя разнообразные средства, объединённые общей идеей передачи отношения сообщаемого к его реальному осуществлению. В частности не-однородными языковыми средствами являются модальные слова, как показатели эксплицитного выражения субъективной модальности. Смысловую основу субъективной модальности образует понятие оценки в широком смысле слова. Характерной особенностью модальных слов являются их соориентация на говорящее лицо и выражение значения, входящего в модус высказывания.
-         крымскотатарском языке отсутствуют специальные исследования в области модальных слов. Данная категория слов, в основном, представлена в учебной литературе по крым-скотатарскому языку.
Цель статьи проанализировать теорию изучения и определения модальных слов и их разделение по семантическому признаку в учебной литературе по крымскотатарскому языку.
Теоретическая значимость исследования заключается в обобщении теоретических подходов и положений, определяющих модальные слова как особую лексико-грамматическую категорию крымскотатарского языка.
Сведения о модальных словах как части речи были даны в учебниках и учебных пособиях по крымскотатарскому языку А.М. Меметова, А.Н. Гаркавца и др. в конце XX века.
       В учебнике А.М. Меметова «Татар тили грамматикасынынъ практикумы» (1984), «Къырымтатар тили» (1997) для студентов и учащихся старших классов модальными сло-вами называются слова, служащие для выражения модальных значений. Модальными являются следующие слова: итимал, бельки, шубесиз, керек, лязим, яхшы, ола билир, бойле-ликнен, керчек, аксине, гъалиба, догъру, демек, афсус и др. По своей модальной и служебной функции модальные слова близки к частицам. По грамматической функции отличаются от частиц и похожи на самостоятельные, полнозначные слова. Но так как не называют какое-либо явление, предмет, то к полнозначным словам не относятся [2, с. 140; 3, с. 163].
      В учебнике А.Н. Гаркавца «Ана тили» (1989) для учащихся 8 классов модальные слова определяются как служебные слова, выражающие различные отношения говорящего к высказываемой мысли в предложении. Некоторые модальные слова – формообразующие, они образуют сложную модальную форму глаголов со значением /необходимости/возможности/ севинмек керек, олмасы лязим, олмакъ мумкюн и т. д. Модальные слова синтаксически не связанные с членами предложения, употребляются в качестве вводных слов [4, с. 56].
Краткие сведения о модальных словах отражены и в учебном пособии для начинающих С.М. Усеинова, В.А. Миреева «Изучайте крымскотатарский язык» (1992). Авторы отмеча-ют, что модальные слова обозначают не действие, а указывают на отношение к нему гово-рящего. Модальные слова выражают способность возможность, допустимость, должен-ствование. Модальные слова не изменяются по падежам, лицам, числам, временам и т.п. В пособии даны основные модальные слова: аксине, афсус, аджеп, баре, бельки, бойлеликнен (ойлеликнен, шойлеликнен), гъалиба, демек, керчек, лязим, лячаре, мегер, мытлакъа, олма-лы, шубесиз, эльбет (эльбетте), яхшы, догъру, ихтимал, керек [5, с. 73–74]. В приложении крымскотатарского-русского словаря (1988), составители Ш.А. Асанов, А.Н. Гаркавец и др., информация ограничена только списком модальных слов.
      Современный период, теория изучения модальных слов развивалась в разделах учеб-ного пособия «Крымтатарский язык» (2003), учебника «Земаневий къырымтатар тили» (2010), монографии «Крымскотатарский язык» (2013) профессора А.М. Меметова. В них модальные слова отнесены к модальным частям речи. Они представляют собой группу слов, которые выражают отношение говорящего к тому, что он говорит. Такое отношение в речи семантически реализуется по-разному, в виде утверждения, возражения, неопреде-лённости высказывания, отрицания, убеждения, возражения, предположения, сомнения, желания и т.д. Модальные слова в речи не имеют самостоятельного употребления, они как правило, не могут выступать в функции членов предложения, выполняют служебные функции при именах и глаголах, которые обычно выступают в роли сказуемого [6, с. 536].
      В тюркских языках модальные слова, как и другие части речи, вступая в системные от-ношения между собой, образуют функционально-семантические группы. Например, в азербайджанском языке модальные слова употребляются для выражения: а) категорического утверждения о предмете мысли, реальности высказывания; б) для выражения предположения; в) для пояснения, обобщения и заключения; г) для обозначения последовательности явлений; д) для выражения сравнения, уподобления [7, с. 191–192].
      В грамматике татарского языка модальные слова по значению делятся на: а) модальные слова, выражающие категорическую достоверность (конечно, правда верно, несомненно, бесспорно, в самом деле); б) модальные слова, выражающие проблематическую достовер-ность: вероятность, допущение, предположение, сомнение, неуверенность (возможно, вероятно, видимо, пожалуй, может быть, возможно, по- видимому, кажется, вроде, види-мо, оказывается, будто (бы), якобы, очевидно и др.) [8, с. 300].
      В киргизском языке модальные слова делятся на две группы: а) модальные слова, под-тверждающие реальность высказывания; б) гипотетически модальные слова [9, с. 329].
      В крымскотатарском языке А.Н. Гаркавец разделяет модальные слова на такие семан-тические группы: модальные слова, выражающие значение достоверности /ишанч/акъикъатен, асыл, бесе-белли, догъру, догърусы, керчек, керчектен, олмалы, шубесиз, эль-бетте, эбет; предположения /тахмин-шубе/ беким, бельки, бельким, гъалиба, итимал, ола биле, ола билир, олса керек, олмалы, олмасы мумкюн; сожаления /языкъсынув/ языкъ, афсус; интереса /меракъланув/ аджеба; отрицания /инкяр/ аксине, билякис, терсине; безразличия /къайдсызлыкъ-фаркъсызлыкъ/ не олса-олсун, энъ олмагъанда, эпси бир, эр алда; перечисления/сыра-эсаплав/биринджиден, экинджиден, учюнджиден ве илх. др. [4, с. 56].
По классификации А.М. Меметова модальные слова по семантическим особенностям делятся на модальные слова передающие вероятность, возможность, сомнение: бельки, итимал, ола билир; уверенность: шубесиз; необходимость: керек, лязим; одобрение, поддержку; яхшы, керчек, догъру, эльбет(те); пояснение: демек, бойлеликнен, шойлеликнен, иште; возражение: аксине; неопределённость, сомнение: гъалиба, олса керек; сожаление: теэссюф ки; удивление с недоверием: я [6, с. 536–537].
Таким образом, в конце XX века модальные слова выступали как особая лексико-грамматическая категория крымскотатарского языка. Они представляют собой группу слов, которые выражают отношение говорящего к тому, что он говорит. В теоретической части учебной литературы отражены семантические (выражение оценки говорящего к высказы-ваемой мысли), морфологические (неизменяемость по падежам, лицам, числам, временам и т.п.) и синтаксические (выступление в функции вводных слов) особенности модальных слов в крымскотатарском языке.
Исходя из классификаций модальных слов по семантическому признаку в крымскота-тарском и других тюркских языках, следует выделить две основные группы модальных слов: 1) модальные слова со значением уверенности и достоверности сообщаемого; 2) мо-дальные слова со значением предположения достоверности.

Литература:
1.        Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка / Ш. Балли. – М.: Издательство иностранной литературы, 1955. – 416 с.
2.        Меметов А.М. Татар тили грамматикасынынъ практикумы / А.М. Меметов. – Ташкент: Укитувчи, 1984. – 150 с.
3.        Меметов А.М. Къырымтатар тили / А.М. Меметов. – Симферополь: Крымское учебно-педагогическое издательство, 1997. – 176 с.
4.        Гаркавец А.Н. Ана тили / А.Н. Гаркавец. – К.: Радяньска школа, 1989. – 192 с.
5.        Усеинов С.М. Изучайте крымскотатарский язык. Часть II / С.М. Усеинов, В.А. Миреев. – Сим-ферополь: Таврия, 1992. – 79 с.
6.        Меметов А. Крымскотатарский язык: монография / А. Меметов. – Симферополь: КРП «Изда-тельство «Крымучпедгиз», 2013. – 576 с.
7.        Грамматика азербайджанского языка / под общей ред. М.Ш. Ширалиева и Э.В.Севортяна. – Баку: ЭЛМ, 1971. – 413 с.
8.        Современный татарский литературный язык. Лексикология, фонетика, морфология / редакцион-ная кол.: Х.Р. Курбатов, Л.Т. Махмутова, Л.П. Смолякова, Э.Р. Тенишев. – М.: Наука, 1969. – 380 с.
9. Грамматика киргизского литературного языка. Часть 1. Фонетика и морфология / ред. кол.: Э. Абдуллаев, С. Кудайбергенов, О.В. Захарова и др. – Фрунзе: Илим, 1987. – 401 с.
Действия:

0 коммент.:

Yorum Gönder